АРРАН И ШИРВАН. ПОДМЕНА ЭТНИЧЕСКОЙ КОНСТАНТЫ

Представляем вниманию читателей доклад политолога, руководителя аналитического центра «Восканапат» Левона МЕЛИК-ШАХНАЗАРЯНА на международной конференции «Арран, Ширван и Азербайджан», состоявшейся в Ереване 1-2 ноября.

Важнейшими задачами закавказских турок – «азербайджанцев» в ХХ-ХХI вв. стали поиск этнической идентификации и создание своей собственной этнической истории. Задача эта не решена до сих пор: в Азербайджане племенная принадлежность зачастую играет более значительную роль в общении, чем общность строящейся нации, что особенно выпукло проявляется в районах республики. Тем не менее процесс этот проходит достаточно интенсивно, и мы уже можем сказать, что на востоке Закавказья практически сложилась новая нация.

В ЦЕЛЯХ ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО И ИСТОРИЧЕСКОГО «ПОДТВЕРЖДЕНИЯ» правомочности существования новой нации, а также ее «автохтонности» на занимаемой ныне территории азербайджанские историки взялись за подмену истинного этнического субстрата «азербайджанцев» на более удобный и идеологически соответствующий целям государства закавказских турок. Проще говоря, ученые взялись за сочинение этногенеза азербайджанцев. Надо сказать, что в сочинениях «удобного» этногенеза «азербайджанцев» историки этой республики нередко доходили до абсурда, однако во всех их изысканиях неизменно присутствовала некая парадигма, направленная на подмену этнического субстрата азербайджанцев. Это тем более удобно, что на протяжении последних веков закавказские турки вытесняли и ассимилировали коренные народы региона – родителей и творцов его истории и культуры.

Первый (подготовительный) этап подмены этнического субстрата закавказских турок – «азербайджанцев» носил, выражаясь современным языком, «экономический» характер: выжившие автохтонные оседлые народы вытеснялись в горы с низменных территорий и невысоких плато, а их возделанные поля целенаправленно превращались в пастбища — единственно привычную форму хозяйствования прибывших в регион кочевников. Второй этап – лингвистический. Расположенные в нагорьях и лишенные стабильных контактов (связывающие нагорья низменности были заняты пришлым кочевым тюркским элементом), этносы подверглись этнической парциации – делению единого прежде этноса на несколько более или менее равных частей, при котором ни один из новых этносов не отождествляет себя полностью со старым. В таких условиях для многих из них тюркский язык приобретал значение lingua franca, используемого как средство межэтнического общения. Третий этап — ассимиляционный — логически вытекал из второго. Так, еще в начале ХХ века на левобережье Куры насчитывалось свыше 40 удинских деревень, а уже в 20-х годах прошлого века удинонаселенными, вернее, удиноязычными были лишь Нидж и частично Варташен. Ассимиляционный этап сопровождался актами резни населения, стремившегося к сохранению этнической идентичности.

Эскалация ассимиляционного этапа стала возможной с обретением закавказскими турками собственного государства, в том числе и в составе Советского Союза, что создало возможность для «подмены» этнического субстрата закавказских турок. Этому способствовал и новый термин  – «азербайджанцы», придуманный для различных племен закавказских турок И. Сталиным. Приобретенное название требовало новой истории, а также подтверждения «исторического права» на территорию Азербайджанской Республики. В этом деле закавказским туркам способствовала уже состоявшаяся масштабная ассимиляция коренных народов, облегченная разделением единой албанской нации на множество народностей: рутульцы, крызцы, цахурцы, хиналугцы и так далее.

ВСЛЕД ЗА НОВЫМ «ЭТНОГЕНЕЗОМ» с целью структурного образования азербайджанской нации возникла необходимость обозначения нового этнического поля закавказских турок и новых же этнических констант, построенных на истории и культуре уничтоженных, ассимилированных и вытесняемых этносов. В определенной мере стремление к созданию собственного этнического поля обращенных в «азербайджанцев» закавказских турок естественно: до перекочевки в исторические регионы Арран и Ширван они представляли собой разрозненные и нередко враждующие друг с другом племена с разным, а нередко и сомнительным происхождением и этногенезом. То есть мы не можем утверждать, что у них существовало единое этническое поле на прежних местах кочевания: вначале в Забайкалье, а затем на просторах Центральной Азии. Однако данный фактор никак не может служить утешением для обкрадываемых автохтонных народов региона, которым просто не оставляется пространства для фиксации собственных истории, культуры, цивилизации.

Сегодня этническим полем закавказских турок провозглашается территория Азербайджанской Республики, а также Республика Арцах, южный Дагестан, северные провинции Ирана и регион Квемо-Картли Грузии, называемый ими Борчалы. Более того, посредством «научных трудов» и подрывной пропагандистской деятельности Азербайджана (и в более скрытой форме – Турции) ведется масштабная подготовительная работа к включению в этническое поле закавказских турок северных регионов Ирака, северо-западных районов Ирана и всей территории Республики Армения. Нетрудно представить, к каким последствиям в будущем может привести «научная» деятельность Азербайджана. Кстати, из всех названных стран наибольшая угроза нависла над Грузией, полумиллионное «азербайджанское» население которой сегодня практически полностью контролируется Азербайджаном. Фактически Квемо-Картли уже превращен в то, что мы называем геополитическим сколом.

Но вернемся в Азербайджанскую Республику, в которой конструирование этнического поля закавказских турок исключает историческое наличие в нем автохтонных народов: талышей, лезгин, аварцев и других. Проблема заключается в том, что искусственно создаваемое этническое поле закавказских турок нуждается в практическом и научном подтверждении: материальных и письменных памятниках культуры, исторических деятелях, лингвистических изысканиях и так далее, то есть всего того комплекса, что принято называть этническими константами. Отсутствие таковых у закавказских турок, особенно в сочетании с бесчисленным количеством историко-культурных артефактов автохтонных народов, стало для Азербайджана основной причиной политики присвоения чужой культуры.

ИМЕННО В СИЛУ ЭТОЙ «НЕОБХОДИМОСТИ» сегодня все без единого исключения исторические деятели, в любое историческое время жившие и творившие на территории современной Азербайджанской Республики, провозглашены «азербайджанцами». Речь не идет об игнорировании лезгинских, талышских, аварских, армянских деятелей, ибо при подобном подходе «к делу» в истории «азербайджанцев» просто никого не останется. Понимание этого обстоятельства привело Баку к абсолютно полному присвоению чужой истории. Более того, талышские дети, например, вынуждены учиться в школах по учебникам, в которых талышский деятель Бабек восхваляется как выдающийся азербайджанский герой, а лезгинские дети читают в учебниках о Джаваншире – как крупнейшем азербайджанском государственном и военном деятеле.

Существует еще одна важная проблема: героизация тюркских деятелей, принесших автохтонным народам Азербайджана неисчислимые бедствия. Об этом в своем выступлении на международной конференции «Проблемы лезгинского и аварского народов, разделенных государственной границей между РФ и Азербайджаном, и пути их решения» говорил лидер Талышского национального движения Фахраддин Абосзода: «Как талышам мириться с тем, что древнеталышское государство Мадо (Мидия) якобы было тюркским? Или мугам якобы является тюркской музыкой? Или же Бабек, шах Исмаил, талышские ханы якобы были тюрками? Или Азербайджан изначально был тюркской землей? Каким образом тот же лезгин или аварец признает, что Надир-шах Афшар, увезший из этих земель в подарок тонны человеческих глаз, является их национальным героем? Как можно считать национальным героем другого туркмена – Фатали-шаха Каджара, в подарок которому в Тегеран увезли 22 тысячи пар глаз жителей этих земель – от Дербента до Талыша?»

Провозглашение «азербайджанцами» национальных героев автохтонных жителей Аррана и Ширвана, тюркизация (азербайджанизация) материальных и духовных памятников их культуры, навязывание им исторических врагов в образе почитаемых героев — все это помогает закавказским туркам решать несколько важнейших для них задач, в числе которых: а) закрепление за закавказскими турками территории Азербайджана и «вокруг него» в качестве собственного этнического поля; б) «замена» этнического субстрата закавказских турок; в) создание этнических констант закавказских турок на этническом, историческом и культурном фундаменте автохтонных народов; г) лишение автохтонных народов исторической памяти. И уже логично выглядят на этом фоне «научные» труды, в которых пришлые в регионе закавказские турки – «азербайджанцы» преподносятся как толерантный народ, принявший у себя многие народы, в том числе лезгин, талышей, аварцев, татов и других.

ПОДОБНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ ДЕЛ СТАВИТ ЛИШАЕМЫЕ ЗАЩИТНОГО МЕХАНИЗМА автохтонные народы Азербайджана перед дилеммой: примириться с окончательной ассимиляцией и бесславным концом тысячелетней истории или подняться, в строгом соответствии с международным правом, на национально-освободительную борьбу. Если судить по настроениям талышской, лезгинской, аварской и в меньшей степени татской интеллигенции, этническая политика Баку может стать причиной массовых народных выступлений сразу в нескольких регионах республики.

Азербайджан, надо сказать, готовится к подобному развитию событий, свидетельством чему является, например, принятый в республике закон, согласно которому призывники могут служить в вооруженных силах не ближе 200 км от постоянного места проживания. Фактически получается, что призванные в вооруженные силы аварцы, лезгины, талыши и таты вынуждены служить на границе Азербайджана с армянскими государствами, в то время как контроль на их исконной родине осуществляется аскерами из числа закавказских турок. Подобная ситуация, кстати, весьма напоминает существовавший в Османской Турции в ХIV-ХIХ вв. институт янычарства.

Между тем у автохтонных народов Азербайджана, большинство из которых являются еще и трансграничными, есть еще шансы избежать нежелательных, связанных с насилием путей борьбы за восстановление своих этнических прав. Для этого им в первую очередь необходимо предпринять этноконсолидирующие меры.

Целью данного доклада не является выработка универсальных методов сохранения этнической идентификации автохтонными народами Азербайджана. Тем не менее позволю себе напомнить положения моего прошлогоднего выступления. Насколько известно, наше утверждение о том, что «рутульцы, цахурцы, крызцы и другие являются рутульскими, цахурскими, крызскими лезгинами точно так же, как чильбы, утии, лпины и так далее являлись представителями единого албанского народа», было весьма благожелательно воспринято в лезгинском народе, к которому следует отнести все так называемые лезгиноязычные народности. Однако никаких серьезных шагов в этом жизненно важном для лезгин направлении пока еще не было сделано. Думается, что помехой на пути этнической консолидации лезгин является установленный в Азербайджане карательный режим, особенно жестко реагирующий на любые проявления этнической идентификации автохтонных народов республики.

В связи с этим представляется необходимым утверждение своего этнического «я» на основе географии и топонимики. Первым и важнейшим шагом на этом пути, на наш взгляд, может и должно стать восстановление важнейшей этнической константы лезгинского народа — названия собственной страны или ее части, а также восстановление исконных названий отдельных поселений. Лезгинским и — в идеале — аварским депутатам Государственной Думы России необходимо лоббирование создания на территории Южного Дагестана административного образования «Северная Кавказская Албания», или «Верхняя Албания». Это, кстати, избавит лезгин от чуждого названия своей родины и поможет решить и некоторые недоразумения, связанные с искусственным обобщенным названием «дагестанцы».

Важнейшим следствием такого решения станет возникновение центростремительных – этноконсолидирующих сил (мы – лезгины, мы – албанцы, мы – единый народ) в среде лезгин. Вторым не менее важным последствием возрождения исконного названия Южного Дагестана станет зарождение этнодифференцирующих настроений (мы – не они) среди лезгинского народа. Лишь в этом случае, возродив важнейшую этническую константу и заложив основу для продолжения этой работы, лезгинский народ сможет уверенно смотреть в свое будущее.

 Публикуется с незначительными сокращениями. Голос-Армении

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *