Category: Слайд

И НАХИДЖЕВАН В УМЕ

Марина ГРИГОРЯН

Армянским сторонам пора определиться с территориальными границами неизбежного признания Арцаха

Президент Азербайджана выдает одну сенсацию за другой. То ли переговорный цейтнот тому виной, то ли невозможно уже без конца толочь воду в ступе при отсутствии видимых результатов бесчисленных обещаний «освободить Карабах». Как бы то ни было, 18 октября Алиев все-таки произнес это слово — компромисс. 

ТЕПЕРЬ, ПО ЗАМЫСЛУ ДЕЯТЕЛЕЙ АЗЕРПРОПА, НИКТО НЕ СМОЖЕТ УПРЕКНУТЬ ЕГО В ТОМ, ЧТО БАКУ требует от армянской стороны односторонних уступок. «Разумный компромисс», по словам Алиева, заключается в предоставлении Карабаху статуса автономной республики «в будущем, если мы договоримся». «Обеспечение безопасности населения Нагорного Карабаха, их жизнедеятельности, самоуправления, осуществления различных инвестиционных проектов со стороны Азербайджана. И мирное взаимодействие между двумя народами при условии освобождения территорий за пределами Нагорно-Карабахской автономной области, вот так нам видится урегулирование конфликта», — заявил он, подчеркнув, что Баку «никогда не согласится на предоставление Нагорному Карабаху независимости».

Ответ Степанакерта и Еревана последовал незамедлительно. Пресс-секретарь президента НКР Давид Бабаян прежде всего посоветовал оппоненту предоставить автономию многочисленным нацменьшинствам, проживающим в Азербайджане в статусе резервации. «В первую очередь это демонстрирует некие перемены в Азербайджане. Алиев никогда ранее не говорил об автономии, до сих пор говорилось лишь об уничтожении Арцаха. Можно сказать, что формируется новый вектор в подходах. Исходя из этой логики можно не исключать того, что Алиев через месяц-два официально признает независимость Республики Арцах. С другой стороны, это маловероятно, напротив, Алиев демонстрирует продолжение деструктивной, нацистской политики», – отметил официальный представитель Арцаха, подчеркнув, что вопрос об автономии вообще не может обсуждаться.

 Заявления президента Азербайджана можно рассматривать как неудачную попытку перевернуть реальность с ног на голову, исказить переговорный процесс, в свою очередь заявил пресс-секретарь МИД РА Тигран Балаян, отметив, что в заявлениях руководителей стран -сопредседателей Минской группы ОБСЕ четко зафиксировано, что статус будет решаться имеющим обязательную правовую силу волеизъявлением народа Нагорного Карабаха. По словам вице-спикера парламента Эдуарда Шармазанова, не Ильхаму Алиеву определять статус НКР. «Если г-н Алиев не в курсе, то я сообщу, что одним из базовых принципов на переговорах является реализация права на самоопределение», — заявил Шармазанов.

СТРАННОЕ ВПЕЧАТЛЕНИЕ СОЗДАЕТСЯ НА ФОНЕ СРАЗУ НЕСКОЛЬКИХ СЕНСАЦИОННЫХ по своей сути заявлений непосредственных участников переговорного процесса. Тон задал госсекретарь США Джон Керри, подчеркнувший практическое отсутствие каких-либо перспектив урегулирования в ближайшем будущем. После этого Алиев публично признается в давлении на него в вопросе признания суверенитета НКР. Далее министр иностранных дел Чавушоглу заявляет в Страсбурге о наличии российского плана «возвращения пяти районов Азербайджану». Россия в лице помощника президента РФ Ю. Ушакова заявляет в ответ, что Москва не испытывает большого оптимизма по урегулированию конфликта в ближайшее время. Буквально через пару дней Алиев говорит о готовности предоставить НКР статус автономной республики, продолжая делать вид, что именно Баку имеет право определять будущее Арцаха.

Ряд экспертов полагает, что все идет к признанию Азербайджаном независимости НКР с предполагаемой последующей сдачей определенных территорий республики. На наш взгляд, это будет означать для Алиева политическое харакири, что, впрочем, отнюдь не снимает с повестки дня опасность подобного развития событий для армянских сторон. Недавние робкие заявления, скорее намеки, МИД РА об отказе от Мадридских принципов, к сожалению, пока так и не оформились в четко и ясно выраженную позицию,  столь очевидную и необходимую после апрельских событий. Тем более что в последних  заявлениях представителей Еревана и Степанакерта отмечается фактор Нахиджевана — единственной автономной республики в составе Азербайджана, который как нельзя лучше подчеркивает эту опасность для Армении в случае потенциальной реализации пресловутых принципов.

Так, Давид Бабаян напомнил, что в составе советского Азербайджана были 2 армянские автономии – Нахичеванская армянская автономная республика, о судьбе которой всем прекрасно известно, и Нагорно-Карабахская автономная область. «Там имел место белый геноцид. Армянское население вынужденно покинуло Нахиджеван. А в НКАО население в течение 70 лет непрерывно подвергалось насилию. Делалось все, чтобы изгнать армян и оттуда. Армяне покинули Северный Арцах – Гардманк, другие исторически армянские территории, все армянонаселенные районы бывшего Азербайджанского ССР. И сейчас он говорит об автономии. Это абсурд, и быть не может такого, чтобы независимое государство лишилось всего и попыталось вернуться к статусу концлагеря», – заявил Бабаян.

 Об угрозе «нахиджеванизации» Арцаха сказал и вице-спикер НС РА Э. Шармазанов. По его словам,  Нахиджеван является наилучшим доказательством того, что армяне не могут жить в составе Азербайджана в статусе граждан автономной республики. «Высшее руководство Азербайджана и азербайджанцы не только преследовали армян, организовали армянские погромы в Сумгаите и Баку, но и организовали уничтожение памятников культуры – десятков тысяч хачкаров. Азербайджанцы не сумели проявить толерантности даже по отношению к армянским хачкарам, как они могут быть толерантны к армянскому народу?» – подчеркнул вице-спикер.

НАПОМНИМ НЕСКОЛЬКО СУХИХ ФАКТОВ ИЗ ОФИЦИАЛЬНЫХ ИСТОЧНИКОВ. К 1896 году в Нахичеванском уезде Эриванской губернии армяне составляли 42,21%, «адербейджанские татары» — 56,95%. Здесь было около 60 армянских григорианских церквей. Спустя всего лишь год численность армян сократилась до 34,4%, татар (азербайджанцев) возросла до 63,7%. В 1926 году армяне уже составляли всего 10,77% населения некогда армянского края. Сегодня — и давно уже — армян в Нахиджеване не осталось вовсе. О судьбе культурного наследия  говорить излишне: самым ярким примером варварства Азербайджана и последовательного уничтожения армянского следа в Нахиджеване является трагедия армянских хачкаров, оставшаяся практически безнаказанной.

Предлагаемая Алиевым «автономия» — безусловно, из области фантазий азерпропа и не может рассматриваться серьезно. С другой стороны, нельзя и дальше обходить вопрос о том, что даже признание Азербайджаном независимости НКР с выполнением (допустим) лежащих на столе переговоров остальных предложений — возвращение территорий и беженцев — ни в коей мере не означает устранение угрозы нахиджеванизации Арцаха. «Международные гарантии» — такой же блеф, как автономия Карабаха в составе Азербайджана, поскольку в «надежности» этих гарантий уж кому-кому, а нам приходилось убеждаться многократно за последние десятилетия. Именно поэтому на фоне посылаемых Алиевым и посредниками сигналов пора, наконец, определиться: в каких территориальных рамках официальные Ереван и Степанакерт видят признание независимости Арцаха? С безусловным взятием на себя исторической ответственности за последующие развития.

Баку: Срок эксплуатации Искандеров поставленных Россией в Армениюэ уже истек

Министр оборонной промышленности Азербайджана Явер Джамалов, комментируя военный парад в Ереване, заявил, что «срок эксплуатации Искандеров, поставленных Россией в Армению и продемонстрированных на параде, уже истек».

Заявление Джамалова не имеет под собой ничего серьезного и сделано с единственной целью – снизить чрезвычайно серьезный эффект, который имела на Баку поставка российских Искандеров Армении, считает заместитель директора Института стран СНГ Владимир Евсеев.

«Невозможно, чтобы срок эксплуатации поставленных в Армению Россией Искандеров истек. Во-первых, ракетные комплексы имеют, как правило, срок эксплуатации не меньше 20 лет, а Искандеры появились значительно недавно. Во-вторых, если бы Россия поставляла комплексы с истекающими сроками эксплуатации, она бы обязательно провела модернизацию. Сроки эксплуатации Искандеров можно продлить», — сказал в интервью RUSARMINFO Владимир Евсеев.

По мнению эксперта, если бы Азербайджан не боялся Искандеров, он бы не стал сразу поднимать вопрос о закупке израильских средств противоракетной обороны.

«При этом важно понимать, что Искандер имеет разную дальность стрельбы в зависимости от вида боевого оснащения. Имеется боевое оснащение, которое имеет определенный планирующий элемент. В этом планирующем элементе такого рода боевого оснащение не перехватывается ни существующими, ни перспективными средствами противоракетной обороны, даже израильскими. Таких систем сейчас нет», — сказал Владимир Евсеев.

Для Баку было неожиданностью то, что Москва поставила в Ереван Искандеры. Их присутствие там привело к ракетному сдерживанию Азербайджана и сделало невозможным повторение апрельских событий. Подобными заявлениями Минобороны страны преследует цель исказить информацию в собственных интересах, уверен эксперт.

Баку направил официальный протест Эрмитажу с требованием запретить доклад о Восточной Армении

Национальный музей истории Азербайджана направил официальный протест Государственному Эрмитажу России в связи с включением в программу Международной конференции восточной нумизматики, которая пройдет в Санкт-Петербурге с 26 по 29 сентября, доклада под названием «Монетное дело Восточной Армении (Ереван, Нахичеван, Карабах) (1747-1827)».

Возмущение азербайджанской стороны вызвало упоминание Еревана, Нахичевана и Карабаха как территорий, принадлежащих Восточной Армении: монеты, находившиеся в обращении в этих регионах в 1747-1827 годах, в докладе А. Акопяна и П. Петрова были названы армянскими, а не азербайджанскими.

«Мы с чувством большого негодования и возмущения восприняли саму формулировку названия доклада, а также включение такого антинаучного и провокационного доклада в программу престижного международного научного форума. В то время, как отношения между Азербайджаном и Арменией остаются напряжёнными, а также когда усилия международного сообщества, в том числе РФ, направлены на урегулирование конфликта, усугубление конфронтации вызывает недоумение. Авторы упомянутого доклада занялись не только провокацией, но и выдвижением очередных притязаний на историю и территорию Азербайджана», — говорится в обращении.

Справка:  

ВОСТОЧНАЯ АРМЕНИЯ, условное наименование восточной части Армении. Вошло в обиход в конце IV в., когда Армения, ставшая ареной соперничества соседних мощных держав, была в 387 разделена между Римской империей и Сасанидским Ираном. Около 3/4 страны (области Великой Армении — Айрарат, Васпуракан, Туруберан, Сюник, Мокк, Тайк, Арцах) вошли в состав Восточной Армении, оказавшейся под владычеством Сасанидов. В обеих частях Армении на первых порах сохранилась власть армянских царей. В Восточной Армении она была упразднена в 428, когда последний представитель династии Аршакуни был лишен престола и Восточная часть Армении превращена в марзпанство. Раздел Армении не нарушил этнической, экономической, религиозной, духовно-культурной целостности страны, чему во многом способствовали создание армянского алфавита и начавшийся в V в. мощный культурный подъем. Громадную роль в сохранении религиозно-культурного единства сыграла армянская церковь, которая не только явилась опорой культурного развития, но и сумела в длительной и упорной борьбе сохранить свою Национальную самобытность (неприятие халкидонитства, создание армянского летоисчисления и т. д.). В середине VII в. Восточная Армения попала под господство Арабского халифата, в составе которого, вследствие присоединения подчиненных Византии армянских территорий (639), в основном было восстановлено единство Армении, после чего, вплоть до середины ХVI в. политическое понятие Восточной Армении не употреблялось. В 885 в единой Армении было создано армянское царство Багратуни, после падения которого (1045) территориальная целостность Армении сохранялась в условиях иноземного владычества. В ХVI—ХVII вв. большие бедствия принесли Армении непрерывные турецко-персидские войны, которые велись за владение Арменией. По Амасийскому договору 1655 Восточная Армения отошла к Сефевидскому Ирану, а Западная Армения — к Османской Турции (граница проходила по реке Ахурян, горам Армянская цепь и Загрос); этот раздел вновь ввел в употребление понятия Восточная Армения и Западная Армения. Согласно новому турецко-персидскому договору 1639, граница раздела Армении проходила по горам Джавахка, р. Ахурян, р. Ерасх (Аракс) до гор Армянская цепь, затем по горам Васпуракана на Юг. В 20-е гг. ХVIII в., после падения Сефевидской династии, Османская Турция вновь попыталась захватить Восточную Армению, все Закавказье и Атрпатакан. Хотя Россия по Константинопольскому договору 12 июня 1724 признала владычество Османской Турции в отношении Восточной Армении, однако армяне Еревана, и в особенности Арцаха и Сюника, приобретших фактическую независимость, оказали вооруженное сопротивление турецким армиям. С их помощью персидский Надир шах сумел очистить Восточную Армению от турецких войск, и за эту услугу признал права армянских меликов Арцаха на самоуправление. С конца ХVII в. Восточная Армения играла крупную роль в армянском национально-освободительном движении, что было обусловлено рядом обстоятельств. Восточная Армения и ее составная часть Араратская страна на протяжении веков являлись центром армянской государственной жизни (здесь находились древнейшие армянский столицы Армавир, Арташат, Вагаршапат, Двин. Ани и т. д.), с 1441 здесь вновь находилась резиденция католикоса (Эчмиадзин). После утери армянской государственности армянский духовный центр взял на себя некоторые государственные функции в области внешних сношений, во взаимоотношениях с захватившими Армению государствами являлся единственным учреждением, связывавшим армянский народ и его рассеянные по всему миру части, заботящимся о сохранении национальной самобытности народа. В подобных условиях стержнем армянского национально-освободительного движения стала задача освобождения Восточной Армении и восстановления армянской государственности. Подъем России при Петре I, тенденции в его восточной политике, проявившиеся во время азовских походов, сравнительная географическая близость России к Восточной Армении содействовали возникновению идеи обеспечения для армянского национально-освободительного движения военно-политического союза с Россией и ее покровительства. Эту цель преследовали переговоры деятелей армянских освободительных кругов Исраэля Ори и Есаи Хасан-Джалаляна с русским двором (1-я четверть ХVIII в.). Однако персидский поход Петра I, который должен был стимулировать восстановление армянской государственности или хотя бы создание объединенного христианского армяно-грузинского государства не осуществил задуманного, а русско-турецкий договор 1724 отдал Восточную Армению на милость Османской Турции. С воцарением на престол Екатерины II (1762) вновь появилось намерение восстановить армянскую государственность на основе Восточной Армении. В 1780-х гг. возобновились переговоры с проживавшими в России армянскими деятелями, с меликами Арцаха, с католикосом всех армян, но предусмотренные в этих целях персидские походы (под командованием А. Суворова, затем П. Потемкина) не были осуществлены. Персидский поход, возглавлявшийся В. Зубовым (1796). несмотря на начальные успехи, остался незавершенным вследствие отрицательной позиции, занятой сменившим Екатерину II Павлом I. В 1801 вместе с Восточной Грузией к России были присоединены ряд северных и северо-восточных гаваров Восточной Армении (Памбак. Лори, Утик и другие), после чего политика царского правительства в вопросе Восточной Армении радикально изменилась: оно отказалось от идеи восстановления армянской государственности, прибегло к открытой аннексионистской политике, ставя задачей расширение пределов империи до линии естественного рубежа по рекам Ахурян – Аракс – устье Куры. В ходе русско-иранской войны 1804—13 Россия заняла новые территории Восточной Армении: султанат Восточного Ширака, или Шорагяла (1805), Карабахское ханство (1805, вместе с Зантезуром и Капаном), Мегри. Два похода (в 1804—под командованием ген. П. Цицианова, в 1808 —под командованием фельдмаршала И. Гудовича), предпринятые с целью занятия Ереванского и Нахичеванского ханств, не увенчались успехом вследствие допущенных военно-политических и тактических просчетов. Тем не менее, несмотря на содействие Англии и Франции. Иран потерпел поражение и признал по Гюлистанскому договору (1813) переход значительной части Восточной Армении под владычество России. После новой русско-иранской воины 1826—28, по Туркменчайскому мирному договору (1828) Ереванское и Нахичеванское ханства также отошли к России, чем завершилось присоединение к России основной части Восточной Армении. При заключении договора русская сторона не вняла уговорам армян присоединить к России также ханство Маку, которое занимало важное военно-стратегическое положение на стыке Османской Турции и Ирана. По царскому рескрипту 1828 из Ереванского, Нахичеванского ханств и Ордубадского округа была создана новая административная единица Армянская область, что было временной уступкой освободительным чаяниям армянского народа. До этого, после занятия Еревана (1 октября 1827), деятели армянского освободительного движения представили русскому правительству программу, согласно которой отошедшие к России армянские земли должны были объединиться в Армянские царство во главе с русским царем, который становился и армянским царем. Эта программа была игнорирована, а созданная в порядке уступки Армянская область просуществовала до 1840, после чего была образована Ереванская губерния. Она включала часть Восточной Армении (северный отрезок был включен в Тифлисскую, а восточная и юго-восточная части в Елизаветпольскую губернии). В результате русско-турецкой войны 1877-78 к России была присоединена Карсская область, которая прежде экономически была тесно связана с Восточной Армении. Предприняв и осуществив в годы первой мировой войны 1914—18 геноцид западной части армянского народа, младотурецкие деятели, обуреваемые пантюркистскими идеями, планировали повторить геноцид и в Восточной Армении. Воспользовавшись создавшимся после Октября революции положением в Закавказье (уход русских войск, антиармянская позиция грузинских меньшевиков и азербайджанских мусаватистов), турецкие националисты приступили к осуществлению своих преступных замыслов. В феврале 1918 турецкие войска перешли в наступление, возвратили себе занятую в ходе войны русскими войсками территорию Западной Армении, вторглись в Восточную Армению. Заняв Сарикамыш, Карс, Александрополь, турецкие захватчики двинулись по трем направлениям на Ереван. Оставшийся один на один против врага армянский народ в нескольких героических сражениях в мае 1918 (см. Сардарапатское сражение 1918, Башапаранское сражение 1918, Караклисское сражение 1918) доказал свое право на существование. В части Восточной Армении 28 мая 1918 была создана Республика Армении, ознаменовавшая восстановление армянский государственности после пяти с половиной веков перерыва. Потерпевшая поражение в первой мировой войне Турция по Мудросскому перемирию 1918 обязалась вывести свои войска из Закавказья и Карсской области. Несмотря на удаление турецкий войск, военно-политической положение Республики Армении осложнилось вследствие посягательств грузинских меньшевиков на северные районы Восточной Армении, разнузданных действий мусаватистов в Арцахе, Зангезуре, Нахичеване. Создание в 1919 в Анатолии правительства Великого Национального собрания Турции представляло серьезную угрозу для Республики Армении с запада. Кемалисты, выступавшие под лозунгами мировой революции, приняли решение использовать для расправы с Республикой Армении сближение с Советской Россией. Подписанный 24 августа 1920 делегациями Советской России и Великого Национальное собрания Турции договор о «дружбе и братстве» (направленный по существу против Севрского мирного, договора 1920) предусматривал оказание Советской Россией военный помощи кемалистам, значит, часть которой была использована против Республики Армении в развязанной кемалистами в сентября 1920 турецко-армянской войне, приведшей к поражению Армении. Навязанный Армении Александропольский договор 1920 ограничил территорию республики Араратской долиной и бассейном оз. Севан; над значит, частью Восточной Армении был установлен турецкий контроль. С установлением Советской власти на основной территории Восточной Армении этот договор был объявлен аннулированным, однако по заключенному 16 марта 1921 Московскому договору между Советской Россией и Турцией к последней отошли Карс, Ардаган, никогда не принадлежавший туркам Сурмалинский уезд, а провозглашенный автономной республикой Нахичеван был передан под покровительство Азербайджана. Решением Кавказского бюро ЦК РКП (б) от 5 июля 1921, вновь вопреки воле армянского народа, в пользу Азербайджана была решена судьба важнейшей части Восточной Армении Арцаха. Ныне на основной части территории Восточной Армении расположены Армянская ССР. Нагорно-Карабахская Автономная Область, а также Шаумянский район, Геташенский подрайон (в составе Азербайджанской ССР), которые, руководствуясь принципом самоопределения наций, стремятся к объединению.

Очередной раз азербайджанские СМИ показывают свои скрытые психологические проблемы

На Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро выступающая за Россию гимнастка Седа Тутхалян исполнила вольное упражнение под композицию  Ара Геворкяна «Арцах». Тем временем азербайджанские сайты выдают эту мелодию за «Карабах – жемчужина Азербайджана» написанную якобы Фикретом Амировым 1954 году. В очередной раз азербайджанские СМИ показали свои скрытые психологические проблемы, манию преследования и пресловутый «весьмир».

Седа Тутхалян – чемпионка юношеских Олимпийских игр 2014 года в абсолютном первенстве на разновысоких брусьях, победительница и призер Европейских игр 2015 года .

В качестве доказательств они представляют это видео «оригинала» , однако только заставшему в 1954 году человеку данный музыкальный ролик покажется оригиналом, поскольку такой аранжировки в середине 20-го века просто не существовало. То есть ни о каком доказательстве тут не может быть и речи.

Кстати, адекватные азербайджанцы, на азербайджанских форумах тоже критикуют такой подход и подвергают сомнению позицию официальной азербайджанской пропаганды, ну вот, например

Ара Геворкян родился в 1960 в Ереване музыкальной семье. Мать — народная певица Армении Валя Самвелян, отец — художественный руководитель Ансамбля народных инструментов Карлен Геворкян. Учился в школе № 31 Еревана, а также в музыкальной школе А. Тиграняна. С 1983 по 1987 годы учился в Армянском государственном педагогическом университете на факультете деревянных духовых инструментов и популярной музыки. В 1987—1989 годах там же преподавал дирижерское искусство, затем работал на 3 канале армянского телевидения.

В 1983 году основал музыкальную группу «Ралли», с которой участвовал в различных фестивалях по всему миру.

Геворкян участвовал в церемонии открытия года армянской культуры в России в Кремлевском дворце в присутствии президентов Армении и России — Роберта Кочаряна и Владимира Путина, а также знаменитого певца Шарля Азнавура. В 2001 году дал авторский концерт в честь 1700-летия принятия христианства в Армении. В 2005 году в честь 90-летия памяти жертв геноцида армян его произведение «Адана» было переведено на 20 языков мира и исполнено в Цицернакаберде артистами, прибывшими из разных стран.

Ара Геворкян сотрудничает с такими артистами, как Дживан Гаспарян, Ян Гиллан, Демис Руссос, Педро Эустаче, Даниэль Декер и другими. Его самые известные произведения — «Арцах», «Адана», «Ов айоц ашхар», «Овкяносиц айн кохм». Геворкян также написал музыку к балету «Золотая клетка» для российской балерины Анастасии Волочковой

В 2004 году ему было присвоено звание заслуженного артиста Республики Армения. Геворкян наиболее известен своим произведением «Арцах», получившим большую популярность в Армении и мир.

Женат, имеет дочь Ани и сына Давида.

 

 

 

САБИР АХУНДОВ: Наш геноцид. Историческая политика и школьное образование в Азербайджане

Сабир Ахундов — историк и школьный учитель. Живет в Баку.

Государственная политика памяти, созданная в Азербайджане в 90-е годы, эффективно объединяет общество. И не оставляет места для инакомыслия.

Недавняя «апрельская» война в Карабахе показала, насколько поляризовано азербайджанское общество и как неравномерно распределены силы в противоположных лагерях. Лишь немногие осудили боевые действия, приведшие к многочисленным жертвам, как авантюру обеих сторон. Им противостояло консолидированное национал-патриотических позиций сообщество. В этом лагере оказались те, кто недавно называл себя либералами и правозащитниками. Оказаться за пределами круга согласных стало намного опаснее, чем лишиться собственного «я».

Почему эйфория от возможности хоть малой, но победы, пусть и любой ценой, захлестнула азербайджанское общество?

Мифологизация вместо модернизации

Основы нынешнего положения дел закладывались в первые дни независимости Азербайджана. Как и в других постсоветских странах, у новых элит сразу появилась необходимость обосновать нахождение у власти и выбор внешнеполитических союзников. Политические решения должны были быть обеспечены идеологией, культурой и образовательным дискурсом. Идеологический заказ обусловил и избранный путь переформатирования нации – мифологизация вместо модернизации.

Новые мифологические конструкты создавать было легко. Они опирались на созданные в советский период примордиалистские концепции единства культурной и политической единицы, согласно которым доминирующая титульная нация заслужила монопольное право на владение землей.

Азербайджану, как и другим бывшим республикам СССР, достались границы, определенные советской национальной политикой. Эта национальная политика была представлена и главной причиной  неудач на начальном этапе независимости, и объяснением изначальной враждебности по отношению к азербайджанскому народу внешних сил. Так в единое целое было соединено прошлое и настоящее, а потребитель государственной пропаганды подводился к предопределенному будущему, четкому эссенциалистскому разграничению друзей и врагов.

Выпестованный в советский период этнонационализм стал доминирующей идеологией после распада СССР. Каждая из враждующих сторон карабахского конфликта стала апеллировать к прошлому, обвиняя советское руководство в предвзятом отношении и пособничестве врагу. Какой бы то ни было компромисс в условиях тотальной пропаганды с обеих сторон оказался невозможен — любая уступка расценивалась как поражение или предательство национальных интересов.

Возникший после войны в Карабахе статус-кво предопределил работающую и сегодня политику памяти. Поражение является источником побед в будущем и объединения народа вокруг самой важной задачи. В результате оказывается, что выступление против политики властей равносильно желанию поражения своему народу или призыву смириться и отказаться от былого величия. Не случайно популярным девизом, который в Азербайджане повторяли все, от пенсионеров до первоклассников, был «Родина неделима, шехиды бессмертны!»

Портрет врага

Неудачный исход противостояния в Карабахе и трагические события во время войны привели к тому, что конструируемая новая национальная идеология получила установку на репрезентацию самого азербайджанского народа в качестве жертвы. В ней нашли отражение не только бесчисленные постоянные нападения коварных соседей и приносимые ими беды. Существенным элементом стала важная роль Азербайджана, который не допустит изменения геополитической карты в пользу христианского мира и сопутствующая этой роли славная героическая история благородных и могущественных предков.

В этой картине мира неспособность положить конец вражеской агрессии является следствием многочисленности врагов и отсутствия единства. Прошлое дает ответ для настоящего: «нас всегда притесняли, но мы никогда не прекращали борьбу». И если на территории Азербайджана в прошлом были могущественные государства, то тяжелый период потери Карабаха обязательно сменится триумфом. Виктимность призвана объяснять неудачи прошлого, а героизация и славная история предков дает надежду на завтра.

В рамках такого подхода все точно установлено и заранее известно. Для обоснования заведомо обозначенного результата применяется селективный подбор. Все то, что может нарушить конструируемую картину прошлого, искажается, либо просто игнорируется и отбрасывается.

Разрушение прежней идентичности, поражение в войне, исчезновение прежнего размеренного образа жизни привели к тому, что в азерйбаджанском обществе стали преобладать подавленность, отчаяние и обреченность.  Эти настроения умело использовали политические элиты в рамках унаследованного с советских времен националистического дискурса. Национализм позволил объединить в своих рядах проправительственные и оппозиционные силы, для которых игра на национальных чувствах является беспроигрышным вариантом.

Национализм, проводя черту между своими и чужими, прямо указывает на виновника всех бед –  вековечного внешнего врага. Из-за несоответствия славной героической истории и недавнего тяжелого поражения возникает когнитивный диссонанс, но национализм указывает на еще одного врага, без помощи которого Азербайджан точно бы не проиграл. Все дело в той помощи, которая оказывала Россия Армении или армянам. Так было во время Карабахской войны, так было и в 1918. Таким образом между этими событиями устанавливается прямая связь. В итоге появляется связка заклятых и непримиримых врагов – Россия (подразумевается при этом именно русский этнос) и Армения.

 В официальном нарративе масштабы вековой вражды и жертв среди азербайджанцев постепенно росли и были доведены до уровня геноцида. И армяно-азербайджанские столкновения начала XX века были официально названы геноцидом.

Геноцид для внутреннего употребления

Основой для создания этого дискурса были выбраны трагические события конца марта – начала апреля 1918 года. Тогда в ходе столкновений в Баку между большевиками, армянскими дашнакскими отрядами и силами местной партии «Мусават» погибли тысячи мирных жителей, в основном мусульман.

В исторической литературе эти события принято называть мартовскими столкновениями, мартовской резней, а в Азербайджане – мартовским геноцидом. Такое определение подразумевает — и на этом акцентируют внимание официальные лица —  что это один из нескольких актов геноцида, и главной задачей было репрезентировать его в качестве ключевого. Эти события должны были послужить для демонстрации кровожадности и беспринципности армян. С этой целью были задействованы все ресурсы. Произведена, выражаясь словами Антонио Грамши, молекулярная агрессия в массовое сознание.

Тиражировались избранные фрагменты допросов по событиям марта 1918, где перечисляются все подробности зверств, учиненных как утверждалось, большевистско-дашнакскими формированиями. Публиковались фотографии убитых азербайджанцев – эти изображения занимают особое место в образовательных программах для учащихся средних школ. Появлялись статьи, книги, документальные фильмы, телевизионные передачи, где обсуждались не альтернативные взгляды, а заранее установленные истины.

Важную роль в коммеморации карабахского конфликта как векового конфликта армян и азербайджанцев сыграл указ от 26 марта 1998 года «О геноциде азербайджанцев», подписанный предыдущим президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым. В этом документе «геноцид» был окончательно утвержден как важная составляющая государственной идеологии. Фактическое введение концепции геноцида азербайджанцев в политический оборот послужило дополнительным и важным ориентиром для последующих исторических исследований в Азербайджане в этой сфере и способствовало их тотальной идеологизации.

Почему тема «геноцида» была поднята в 1998 году? Одной из причин была недостаточная идеологическая прочность режима. В том году должны были быть проведены очередные президентские выборы. До нефтяного благополучия было еще далеко, и власти не обладали тотальным контролем за политической жизнью республики. Оппозиционные партии еще не растеряли свой моральный авторитет и имели запас доверия у населения.

Гейдар Алиев сделал ряд шагов для улучшения своего имиджа демократа и сторонника либеральных ценностей — в стране и за рубежом. Среди них были отмена цензуры и смертной казни, создание Конституционного Суда, принятие законов об обеспечении прав и свобод человека и гражданина, о свободе вероисповедания, свободе собраний, праве на въезд и выезд из страны.

Указ «О геноциде азербайджанцев»  был принят прежде всего для «внутреннего потребления». Популярность Гейдара Алиева как восстановителя героической, полной лишений и страданий истории азербайджанского народа выросла. Идеология азербайджанского национализма, или как принято говорить, «азербайджанизма» была беспроигрышным вариантом во внутриполитической борьбе.

Важно, что  для репрезентации ключевых актов геноцида были выбраны события марта 1918 года, а не столкновения 1905-1906 годов, которые продолжались дольше. События 1905-1906 годов меньше изучены и менее интересны историкам, точная численность жертв неизвестна — обычно говорят про абстрактные «тысячи и тысячи». В отношении же трагедии 1918 года был установлен точный минимум потерь – 12 тысяч человек.

 Потери армян и русских при этом вообще не приводятся, что еще раз акцентирует внимание на истреблении в одностороннем порядке беззащитного мирного населения и подтверждает версию геноцида. Этот минимум основывается на предположениях лидеров азербайджанской националистической партии «Мусават» и итоговом отчете Чрезвычайной Следственной Комиссии, созданной летом 1918 для расследования мартовских событий.

Со временем число жертв отдельно в Баку, Бакинской губернии и по всему Азербайджану стало расти. Часто смешивают данные о потерях по Баку (12000) и Бакинской губернии (20000). И если в учебнике по истории Азербайджана для 11 класса среднеобразовательных школ число общих потерь во всех регионах, где отмечается резня мусульманского населения, доходит до отметки в 50000, то в 2010 году  заместитель директора Института истории Джаби Байрамов назвал новую масштабную цифру в 700000.

 Еще один довод в пользу выбора этой даты — календарь. Близость этих трагических дат позволяет отмечать годовщину мартовских событий в Азербайджане и по всему миру раньше дней памяти жертв апреля 1915 года. В мероприятиях, которые проходили по всему миру силами азербайджанской диаспоры акцент делается на то, что именно азербайджанцы являются жертвами многовековой агрессии армян.

Успех такой пропаганды как бы автоматически ставит под сомнение геноцид армян. Сам Гейдар Алиев, выступая в Анкаре на праздновании 75-летия Турецкой Республики, утверждал:  армяне устроили геноцид против турок, а не наоборот.

Коллективная память: обновление и перезагрузка

Со временем стараниями историков, политиков, публицистов концепция геноцида модернизировалась. Речь идет уже не просто об истреблении азербайджанских тюрков, стали говорить о полиэтническом геноциде татар, лезгин, евреев.

Впрочем, причины ненависти армян по отношению к этим народам не указываются. Говорят о более, чем 3 тысяч жертв среди евреев. Немалая роль в распространении такой информации играет мощная азербайджанская диаспора Израиля, особенно международная ассоциация «Азербайджан-Израиль (АЗИЗ)», которая открыто выражает поддержку нынешним властям. Упоминание среди жертв кровавых событий 1918 года и евреев, вероятно, имеет цель найти понимание Израиля, который ревниво относится к любым попыткам приравнять к Холокосту какие бы то ни было трагические события. В этом контексте важно то, что Азербайджан и Израиль интенсивно сотрудничают в военной сфере.

Наибольшее значение в коммеморации трагических событий играют «места памяти». Главное место поклонения жертвам марта 1918 — расположенная в Нагорном парке Баку Аллея шехидов, которую посещают тысячи человек.

Аллея шехидов аккумулирует в себе память нескольких судьбоносных периодов. Тут захоронены жертвы трагической ночи 20 января 1990 года и погибшие на Карабахской войне. Считается, что именно здесь были захоронены жертвы мартовских событий 1918 года, но при Советской власти кладбище было уничтожено, и на его месте разбит Нагорный парк (Парк имени Кирова). Так Аллея шехидов соединяет в памяти людей все жертвы под общим именем. Использование религиозного термина «шехид» призвано показать, что все эти жертвы принесены не напрасно, а на алтарь независимости и свободы, и конструирует единую культурную, социальную и историческую память об этих событиях. Закономерно, что этот термин не распространяется на погибших во время войны 1941-1945 гг.

Власти тонко чувствуют умонастроения общества и эксплуатируя термин «шехид», углубляют религиозные настроения. Для укрепления своих позиций внутри страны официальный Баку умело использует дозированную религиозную риторику, способствуя десекуляризации общества — и находит достаточный отклик. А русские и армяне предстают уже не просто этническими врагами, но и представителями чуждого христианского мира.

В сентябре 2013 появилось еще одно место памяти, которое также стало объектом паломничества. Это Губинский мемориальный комплекс. В в 2007 году в Губе было обнаружено массовое захоронение. И хотя поначалу президент Академии наук Махмуд Керимов призвал не торопиться с выводами, предположив, что массовая гибель людей могла быть вызвана и эпидемией, государственная пропаганда не могла не использовать это событие.

Появились упоминания, что ученые определили не только расовую, но и этническую принадлежность. Точно известно, что погибшие – местные мусульмане (азербайджанцы), лезгины и евреи. По сообщению Генпрокуратуры, был проведен опрос жителей Губинского района, которые на основе сообщений, услышанных от родителей и пожилых родственников, дали разъяснения: на этой территории захоронены убитые в результате массовой бойни, учиненной состоявшим из армян карательным отрядом, который напал на Губу в мае 1918 года. И как закономерный итог, звучит общий вывод о том, что захоронение связано с геноцидом, совершенном армянами в 1918 году.

Губинский мемориальный комплекс призван наглядно продемонстрировать зверства армян. Так формируются новые воспоминания, в которых определяющим и не подвергающимся сомнению является образ врага. Это то самое необходимое для единения нации чувство совместной утраты и общей скорби. Не согласиться с этим означает выступить против ценностей и интересов своего народа.

Чему учат в школе

Губинские события включены в школьный учебник по истории Азербайджана для 5 класса. Рассказывая о событиях в Губе, авторы приводят историю о посещении места захоронения старой женщиной, которая пришла туда с внучкой и опознала среди скелетов свою сестру по утерянному медальону. По реакции некоторых учащихся можно сказать, что главной задачи – аффективного воздействия на еще не сформировавшееся детское сознание пропаганда добилась. Дети признавались, что, читая эти строки, они не могли сдержать слез. Они испытывали прежде всего, не гнев, не чувство мести, а сожаление, боль, чувство сострадания, несправедливости.

Эти же цели преследует и школьный ритуал, проводимый в День геноцида 31 марта. Как и по случаю других дат, связанных с трагическими событиями 20 января («черный январь»1990 года) и 26 февраля (гибель мирных жителей Ходжалы в 1992 году), обычно проводятся театрализованные представления, где учащиеся из разных классов читают стихи, одеваются в траурные одежды, проводятся конкурсы рисунков на тему войны.

Учащиеся таким образом также приобщаются к общенациональной трагедии, пропускают ее через себя, формируют свои воспоминания. Они будут создавать уже собственный нарратив, который будет дополнен их собственными детскими фантазиями, воображением, облегчающих восприятие, и будут рассказывать его сами себе и друг другу, и в процессе коммуникации создавать устойчивую культурную и социальную память об этих событиях. Впечатление и потрясение от увиденного и услышанного делают их восприимчивыми к насаждаемой сверху коллективной памяти.

Так формируется образ жертвы в сознании ребенка. И параллельно постепенно выкристаллизовывается образ врага, который с каждым годом будет обрастать все большими устрашающими очертаниями. Учащиеся должны уяснить, что враждебная политика армян длилась веками, ведется и будет продолжаться впоследствии.

Ни о каком мирном сосуществовании для этого поколения школьников не может быть и речи. В учебнике по истории Азербайджана для пятых классов в главе «Разделение Азербайджана» говорится: «21 марта 1828 года – в день Новруз-байрама указом царя на землях Нахчывана и Иревана была создана вымышленная «Армянская область». Таким образом было вознаграждено предательство армян против нашего народа».

В том же учебнике в главе, посвященной мартовскому геноциду, встречаем вложенный в уста обычного жителя ярлык  — «предатели армяне, всегда готовые нанести удар в спину, опять оживились, активизировались». В той же главе пятиклассники читают, как озверевшие армяне «…заживо сжигали мужчин, женщин, стариков. Детей протыкали штыками. Заклятые армянские палачи, собрав стопками священную книгу мусульман – Коран, разжигали из них костры, а затем, связав мусульман по рукам и ногам, заживо сбрасывали их в огонь». В главе, посвященной репрессиям 1937 года, учащиеся «убеждаются», что большое количество репрессированных в Азербайджане оказалось благодаря старанию армян, продолжавших таким образом свою коварную политику геноцида.

Обобщить все остальные выдержки можно одной цитатой из учебника для 11 класса: «В организации массовых репрессий особую роль сыграли Сумбатов-Топуридзе, Григорян, Маркарян, Малян и другие армяне, занимающие руководящие посты в органах внутренних дел, являющиеся генетическими врагами тюрок».

Школьное образование является одним из основных элементов государственной пропаганды. Оно нацелено на воспитание поколения, для которого этнонационализм будет закономерным итогом их мировосприятия – после того, как ученики познакомятся с с древней, полной страданий и мучений, и одновременно славной историей Отечества. Падение общего уровня образования будет только способствовать этому.

Индивидуальные и коллективные воспоминания напрямую зависят от тех, кто эти воспоминания вызывает, кто ставит нужные вопросы и утаивает неудобные. От тех, чьи политические, социальные, культурные императивы будут доминировать в репрезентации прошлого. В государствах, где отсутствует развитое гражданское общество, власти монополизируют и регулируют все стороны общественной жизни, не позволяя ставить неправильные вопросы.