Category: История

Азербайджанский историк: Без армянских источников невозможно представить мировую историографию, которая в тюркском языке и вовсе не нуждается

Азербайджанский историк, выходец из Южного Азербайджана, Гюнтай Гянджалп вместе с коллегами делает на азербайджанском сайте «Культура.аз» попытку «удревнить» историю азербайджанского народа, представив соотечественников в качестве автохтонов региона, однако, противореча самому себе, не скрывает, что тюркский этнос, к которому он, несомненно, причисляет и азербайджанцев, произошел от монгольских племен и является пришлым в регионе, пишет Panorama.am.

Однако, в отличие от «академиков» НАНА, он делает ряд признаний относительно истории азербайджанского государства, которое берет начало после заключения Туркменчайского договора. В частности, Гянджалп отмечает, что для народа, не имеющего личностей наподобие Руссо, Вольтера, Канта, возникновение Азербайджанской государственности это – «чудо, сотворенное Расулзаде и его товарищами».

«Реализация подобного политического, научного, интеллектуального, культурного проекта для массы с темным прошлым, без единого светлого периода, потребовала от них очень больших знаний, гибкости и исторической ответственности», – пишет Гянджалп.

Согласно автору, идею создания Азербайджанской республики Мамед Эмин Расулзаде взял не из турецкой исторической традиции, а, наоборот, на базе ее отрицания. «Поскольку на пути создания республики в противоположность идеологии обожествляющих историю националистов с узким мировоззрением, из истории нам не досталось в наследство ни одной ценности или традиции», – отмечает он.

По мнению автора, новые горизонты в вопросе создания республики в мировоззрении кавказских тюрок открылись лишь после заключения Туркменчайского договора, благодаря чему, смогли появиться Мирза Фатали Ахундов и писавшая в журнале «Молла Наседдин» интеллигенция, обеспечившие переход из порочного круга «Сефеви-Иран», «Шахсей-вахсея» в сторону российского прогресса.

Также он делает примечательно наблюдение: эти личности сформировались «не в каком-то мусульманском городе, а в христианском Тбилиси, где была заложена основа современной азербайджанской культуры, которая постепенно была перенесена в Баку». По той причине, что ни в Иране, ни в Турции, ни даже на Кавказе «голова мусульманина не была открыта для нововведений» – отсталый народ Азербайджана не был осведомлен ни о чем, он был занят «шахсей-вахсеем».

«Идея «Азербайджанской республики» – результат знакомства части интеллигенции с современной западной культурой, в условиях колониальной политики России занимал определенное место.  Однозначно верно утверждение, что созданная в 1918 году Азербайджанская республика в отличие от созданных демократических республик армянами и грузинами, родилась не из национальной воли, поскольку большинство об этом не было даже осведомлено», – пишет он, отмечая, что сложившаяся ситуация имеет свои исторические корни.

В частности, мечети, в отличие от армянской и грузинской церквей, не занимались просвещением нации – суннитские мечети занимались сохранением арабского языка, а шиитские – фарси. Причем ситуация продолжает оставаться таковой и поныне.

«Тюркский язык не имел религиозной опоры. А идея обретения независимости Азербайджаном была лишена даже достаточной национальной основы. Религиозная часть азербайджанцев ратовала за присоединение к Ирану. Если бы в те времена провели бы референдум о независимости, азербайджанцы вновь приняли бы решение присоединиться к Ирану», – пишет Гянджалп.

Азербайджан в качестве геополитической единицы возник с распадом Сейма Закавказской Федерации и объявлением Арменией и Грузией о своей независимости, и сразу же привлек к себе внимание самой могущественной в те времена силы, коей являлась Османская Империя. «Турецкая армия встала на защиту составлявших меньшинство мусаватистов. Процессы в новом мире и регионе раскрыли поле для вхождения на историческую арену политической территории под названием “Азербайджан”», – пишет он, отмечая, что виновником сохранения самой же Турции в истории региона является Ленин, который в годы Первой Мировой войны отправил воспользовавшемуся его помощью Ататюрку тонны золота. В противном случае, Турция вообще исчезла бы.
Благодаря революционному кризису в России, был также открыт путь для возникновения страны под названием Азербайджан, которая родилась на возникшей вследствие распада Царской России пустоте.

«Это в том случае, когда в стране с населением в 1-2 млн. человек только 2% умело писать и читать. Вернее, тогда не существовало даже понятия «азербайджанский народ».  Это большая ложь, когда говорят, что в этом движении принимала участие нация, поскольку это была не нация, а просто масса», – пишет он, подчеркивая, что процесс отуречивания Баку начался с развитием нефтепромыслов и иммиграции около 400 тыс. рабочих турок и иранцев.

Далее, Гянджалп пишет, что существование нации в истории обуславливается письменным языком. По его словам, без написанных на армянском и грузинском языках исторических книг невозможно представить историю Ближнего Востока и мира. «Армяне на своем родном языке писали письмена, книги по литературе и истории, начиная с 5 века. А на нашем языке не было ничего. Мировая историография вовсе не нуждается в тюркском языке», – отмечает он.

Касаясь истории «азербайджанской» литературы, Гянджалп пишет, что она «начинается в конце 13 века с двух никому не нужных стихотворений Гасаноглу». Азербайджанская историография не имеет ни одной книги по истории, наследия в виде оригинала или первоисточника с социальным содержанием. «Потому что у нас не было источников. В конце 19 века Ахундов понял эту истину, но не нашлось ни одной госструктуры, даже беев, способных понять его», – пишет он.

Относительно времени появления тюрок на Кавказе, к коим причисляются и азербайджанцы, историк пишет, что об этом четко свидетельствует тот факт, что Сасаниды построили крепости в Дербенте и Баку с целью предотвращения притока тюрок. Тюркам удалось обосноваться на Севере Ирана и на Кавказе  лишь после понесенного от тюркских полчищ поражения Бабека, после низвержения которого, большая часть тюрок осталась в Азербайджане.

Тюрки же начали угонять местных мужчин в рабство и продавать на невольничьем рынке в Багдаде, а женщин брать в жены. У каждого из них было по 20-30 жен, от которых рождалось по 50-60 детей. Первое тюркское правление, называемое Саджами, возникло после поражения Бабека, который ничего общего с тюрками не имеет.
«Тюрки никогда не были оседлыми, чтобы строить крепости. Самый большой приток тюрок после Бабека имел место при сельджуках, после чего начался процесс тюркизации региона. Третья волна случилась при Чингизхане. По причине малочисленности монголов, они вовлекали в свою армию в том числе «местных» тюрок. Хулагу хан на территории Мараги  и ее окрестностей разбил 200 тысяч юрт. Если в каждой из них находилось по 10 человек, то это означает, что в регион вторглось от одного до двух миллионов тюрок-монголов, что по тем временами составляло огромную цифру. Наша история началась здесь и таким образом», – пишет Гянджалп.

Далее он указывает на важность Гюлистанского и Туркменчайского договоров, без которых было бы невозможным возникновение в истории геополитической единицы под названием «Азербайджан», и отмечает, что случилось это благодаря России.

«Благодаря русским азербайджанские тюрки получили письмо, грамоту и освободились от ига сефевидской идеологии», – пишет он, отмечая, что история современного Азербайджана начинается после Туркменчая.

«Это научный террор!». Азербайджан запретил российским ученым исследовать «ее историю»

Отдел по связям с общественностью Института Истории Национальной академии наук (НАН) Азербайджана принял обращение ученых академии, в котором выражен протест и фактический запрет на несанкционированные с Баку научные исследования истории Азербайджана.

«Черкесы» или аварцы Ирана

«К сожалению, — отмечается в сообщении (имеется в распоряжении РИА «Дербент»), — стремление к поддержанию сотрудничества и научного диалога омрачает деятельность ряда псевдоученых. Некоторые сотрудники ДНЦ РАН ведут откровенную антиазербайджанскую деятельность, вмешиваясь в дела Азербайджанской Республики, покушаясь на ее территориальную целостность и историко-культурное наследие».

Дело оказалось в том, что 21-23 октября этого года в Ереване состоялась международная конференция «Иран и Кавказ: 20 лет», где обсуждались вопросы истории Азербайджана. В ней принимали участие, в частности, российские ученые, а также «антиазербайджанский пропагандист Шахбан Хапизов», хорошо известный под псевдонимом «Марко Шахбанов».

«Удивляет тема его очередного доклада «Черкесы» или аварцы Ирана: исторический экскурс и современное положение». С каких пор аварцы Дагестана как субъекта РФ, а также АР, стали гражданами Ирана? Что имел в виду автор, утверждая это? И какие цели преследовали те, кто направил его на эту конференцию от лица ДНЦ РАН? Аварцы живут в дружной семье народов Азербайджана, где проводится политика мультикультурализма, а в РФ – в составе Республики Дагестан», — говорится в сообщении.

«Допущено вмешательство во внутренние дела»

Далее авторы сами же отвечают на эти вопросы следующим образом. «11 октября 2016 года на заседании Диссертационного совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата исторических наук при Институте этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая РАН прошла защита диссертации Хапизова «Поселенческая культура дагестанцев Цора в контексте этнокультурной истории (XVIII-ХХI века)».

(От себя добавим, что Цор – ныне территория Закатальского района Азербайджана, историческая малая родина самого исследователя, выходца из этого района Марко Шахбанова)

По этой причине, говорится в обращении ученых, «Институт истории имени Бакиханова НАНА выражает глубокую озабоченность в связи с тем, что допущено вмешательство во внутренние дела Азербайджана, оскорбление и уничижение истории и культуры азербайджанского народа. При высоком уровне азербайджано-российских отношений подобного рода ненаучные, претенциозные, фальшивые, подстрекательские «работы», лишенные этического, научного и политического смысла, омрачают многовековые братские, дружественные связи сторон.

«Нежелательные размышления»

Нет ничего удивительного в том, говорится в сообщении, что ангажированный в Ереване Хапизов с благословения отдела «Народы Кавказа» Института этнологии и антропологии имени Миклухо-Маклая РАН (заведующий – член-корреспондент РАН Сергей Арутюнов) в своей диссертации грубо искажает историю Азербайджана, к которому автор предъявляет территориальные претензии, опубликовав четыре статьи в Армении.

Член-корреспондент РАН Сергей Арутюнов

«Кто его хозяева и заказчики, становится всем понятно. Да автор и не скрывает этого», — отмечают авторы сообщения. По их мнению, обращает на себя внимание и то, что одна из секций конференции в Ереване посвящена проблемам талышей Азербайджана и Ирана. Заведомое изолирование азербайджанских ученых от конференции (на самом деле, Баку запрещает азербайджанским ученым выезжать на такие конференции – ред. РИА «Дербент»),что уже стало нормой для некоторых «научных кругов», привлечение сепаратистов и нездоровых националистов, таких как Хапизов, не что иное, как прямая провокация и научный террор против Азербайджана.

«Кому и зачем это понадобилось?», — задаются вопросом авторы обращения. По их словам, «подобного рода «марши» вызывают сожаление и нежелательные размышления».

Али Гасанов

Баку направил официальный протест Эрмитажу с требованием запретить доклад о Восточной Армении

Национальный музей истории Азербайджана направил официальный протест Государственному Эрмитажу России в связи с включением в программу Международной конференции восточной нумизматики, которая пройдет в Санкт-Петербурге с 26 по 29 сентября, доклада под названием «Монетное дело Восточной Армении (Ереван, Нахичеван, Карабах) (1747-1827)».

Возмущение азербайджанской стороны вызвало упоминание Еревана, Нахичевана и Карабаха как территорий, принадлежащих Восточной Армении: монеты, находившиеся в обращении в этих регионах в 1747-1827 годах, в докладе А. Акопяна и П. Петрова были названы армянскими, а не азербайджанскими.

«Мы с чувством большого негодования и возмущения восприняли саму формулировку названия доклада, а также включение такого антинаучного и провокационного доклада в программу престижного международного научного форума. В то время, как отношения между Азербайджаном и Арменией остаются напряжёнными, а также когда усилия международного сообщества, в том числе РФ, направлены на урегулирование конфликта, усугубление конфронтации вызывает недоумение. Авторы упомянутого доклада занялись не только провокацией, но и выдвижением очередных притязаний на историю и территорию Азербайджана», — говорится в обращении.

Справка:  

ВОСТОЧНАЯ АРМЕНИЯ, условное наименование восточной части Армении. Вошло в обиход в конце IV в., когда Армения, ставшая ареной соперничества соседних мощных держав, была в 387 разделена между Римской империей и Сасанидским Ираном. Около 3/4 страны (области Великой Армении — Айрарат, Васпуракан, Туруберан, Сюник, Мокк, Тайк, Арцах) вошли в состав Восточной Армении, оказавшейся под владычеством Сасанидов. В обеих частях Армении на первых порах сохранилась власть армянских царей. В Восточной Армении она была упразднена в 428, когда последний представитель династии Аршакуни был лишен престола и Восточная часть Армении превращена в марзпанство. Раздел Армении не нарушил этнической, экономической, религиозной, духовно-культурной целостности страны, чему во многом способствовали создание армянского алфавита и начавшийся в V в. мощный культурный подъем. Громадную роль в сохранении религиозно-культурного единства сыграла армянская церковь, которая не только явилась опорой культурного развития, но и сумела в длительной и упорной борьбе сохранить свою Национальную самобытность (неприятие халкидонитства, создание армянского летоисчисления и т. д.). В середине VII в. Восточная Армения попала под господство Арабского халифата, в составе которого, вследствие присоединения подчиненных Византии армянских территорий (639), в основном было восстановлено единство Армении, после чего, вплоть до середины ХVI в. политическое понятие Восточной Армении не употреблялось. В 885 в единой Армении было создано армянское царство Багратуни, после падения которого (1045) территориальная целостность Армении сохранялась в условиях иноземного владычества. В ХVI—ХVII вв. большие бедствия принесли Армении непрерывные турецко-персидские войны, которые велись за владение Арменией. По Амасийскому договору 1655 Восточная Армения отошла к Сефевидскому Ирану, а Западная Армения — к Османской Турции (граница проходила по реке Ахурян, горам Армянская цепь и Загрос); этот раздел вновь ввел в употребление понятия Восточная Армения и Западная Армения. Согласно новому турецко-персидскому договору 1639, граница раздела Армении проходила по горам Джавахка, р. Ахурян, р. Ерасх (Аракс) до гор Армянская цепь, затем по горам Васпуракана на Юг. В 20-е гг. ХVIII в., после падения Сефевидской династии, Османская Турция вновь попыталась захватить Восточную Армению, все Закавказье и Атрпатакан. Хотя Россия по Константинопольскому договору 12 июня 1724 признала владычество Османской Турции в отношении Восточной Армении, однако армяне Еревана, и в особенности Арцаха и Сюника, приобретших фактическую независимость, оказали вооруженное сопротивление турецким армиям. С их помощью персидский Надир шах сумел очистить Восточную Армению от турецких войск, и за эту услугу признал права армянских меликов Арцаха на самоуправление. С конца ХVII в. Восточная Армения играла крупную роль в армянском национально-освободительном движении, что было обусловлено рядом обстоятельств. Восточная Армения и ее составная часть Араратская страна на протяжении веков являлись центром армянской государственной жизни (здесь находились древнейшие армянский столицы Армавир, Арташат, Вагаршапат, Двин. Ани и т. д.), с 1441 здесь вновь находилась резиденция католикоса (Эчмиадзин). После утери армянской государственности армянский духовный центр взял на себя некоторые государственные функции в области внешних сношений, во взаимоотношениях с захватившими Армению государствами являлся единственным учреждением, связывавшим армянский народ и его рассеянные по всему миру части, заботящимся о сохранении национальной самобытности народа. В подобных условиях стержнем армянского национально-освободительного движения стала задача освобождения Восточной Армении и восстановления армянской государственности. Подъем России при Петре I, тенденции в его восточной политике, проявившиеся во время азовских походов, сравнительная географическая близость России к Восточной Армении содействовали возникновению идеи обеспечения для армянского национально-освободительного движения военно-политического союза с Россией и ее покровительства. Эту цель преследовали переговоры деятелей армянских освободительных кругов Исраэля Ори и Есаи Хасан-Джалаляна с русским двором (1-я четверть ХVIII в.). Однако персидский поход Петра I, который должен был стимулировать восстановление армянской государственности или хотя бы создание объединенного христианского армяно-грузинского государства не осуществил задуманного, а русско-турецкий договор 1724 отдал Восточную Армению на милость Османской Турции. С воцарением на престол Екатерины II (1762) вновь появилось намерение восстановить армянскую государственность на основе Восточной Армении. В 1780-х гг. возобновились переговоры с проживавшими в России армянскими деятелями, с меликами Арцаха, с католикосом всех армян, но предусмотренные в этих целях персидские походы (под командованием А. Суворова, затем П. Потемкина) не были осуществлены. Персидский поход, возглавлявшийся В. Зубовым (1796). несмотря на начальные успехи, остался незавершенным вследствие отрицательной позиции, занятой сменившим Екатерину II Павлом I. В 1801 вместе с Восточной Грузией к России были присоединены ряд северных и северо-восточных гаваров Восточной Армении (Памбак. Лори, Утик и другие), после чего политика царского правительства в вопросе Восточной Армении радикально изменилась: оно отказалось от идеи восстановления армянской государственности, прибегло к открытой аннексионистской политике, ставя задачей расширение пределов империи до линии естественного рубежа по рекам Ахурян – Аракс – устье Куры. В ходе русско-иранской войны 1804—13 Россия заняла новые территории Восточной Армении: султанат Восточного Ширака, или Шорагяла (1805), Карабахское ханство (1805, вместе с Зантезуром и Капаном), Мегри. Два похода (в 1804—под командованием ген. П. Цицианова, в 1808 —под командованием фельдмаршала И. Гудовича), предпринятые с целью занятия Ереванского и Нахичеванского ханств, не увенчались успехом вследствие допущенных военно-политических и тактических просчетов. Тем не менее, несмотря на содействие Англии и Франции. Иран потерпел поражение и признал по Гюлистанскому договору (1813) переход значительной части Восточной Армении под владычество России. После новой русско-иранской воины 1826—28, по Туркменчайскому мирному договору (1828) Ереванское и Нахичеванское ханства также отошли к России, чем завершилось присоединение к России основной части Восточной Армении. При заключении договора русская сторона не вняла уговорам армян присоединить к России также ханство Маку, которое занимало важное военно-стратегическое положение на стыке Османской Турции и Ирана. По царскому рескрипту 1828 из Ереванского, Нахичеванского ханств и Ордубадского округа была создана новая административная единица Армянская область, что было временной уступкой освободительным чаяниям армянского народа. До этого, после занятия Еревана (1 октября 1827), деятели армянского освободительного движения представили русскому правительству программу, согласно которой отошедшие к России армянские земли должны были объединиться в Армянские царство во главе с русским царем, который становился и армянским царем. Эта программа была игнорирована, а созданная в порядке уступки Армянская область просуществовала до 1840, после чего была образована Ереванская губерния. Она включала часть Восточной Армении (северный отрезок был включен в Тифлисскую, а восточная и юго-восточная части в Елизаветпольскую губернии). В результате русско-турецкой войны 1877-78 к России была присоединена Карсская область, которая прежде экономически была тесно связана с Восточной Армении. Предприняв и осуществив в годы первой мировой войны 1914—18 геноцид западной части армянского народа, младотурецкие деятели, обуреваемые пантюркистскими идеями, планировали повторить геноцид и в Восточной Армении. Воспользовавшись создавшимся после Октября революции положением в Закавказье (уход русских войск, антиармянская позиция грузинских меньшевиков и азербайджанских мусаватистов), турецкие националисты приступили к осуществлению своих преступных замыслов. В феврале 1918 турецкие войска перешли в наступление, возвратили себе занятую в ходе войны русскими войсками территорию Западной Армении, вторглись в Восточную Армению. Заняв Сарикамыш, Карс, Александрополь, турецкие захватчики двинулись по трем направлениям на Ереван. Оставшийся один на один против врага армянский народ в нескольких героических сражениях в мае 1918 (см. Сардарапатское сражение 1918, Башапаранское сражение 1918, Караклисское сражение 1918) доказал свое право на существование. В части Восточной Армении 28 мая 1918 была создана Республика Армении, ознаменовавшая восстановление армянский государственности после пяти с половиной веков перерыва. Потерпевшая поражение в первой мировой войне Турция по Мудросскому перемирию 1918 обязалась вывести свои войска из Закавказья и Карсской области. Несмотря на удаление турецкий войск, военно-политической положение Республики Армении осложнилось вследствие посягательств грузинских меньшевиков на северные районы Восточной Армении, разнузданных действий мусаватистов в Арцахе, Зангезуре, Нахичеване. Создание в 1919 в Анатолии правительства Великого Национального собрания Турции представляло серьезную угрозу для Республики Армении с запада. Кемалисты, выступавшие под лозунгами мировой революции, приняли решение использовать для расправы с Республикой Армении сближение с Советской Россией. Подписанный 24 августа 1920 делегациями Советской России и Великого Национальное собрания Турции договор о «дружбе и братстве» (направленный по существу против Севрского мирного, договора 1920) предусматривал оказание Советской Россией военный помощи кемалистам, значит, часть которой была использована против Республики Армении в развязанной кемалистами в сентября 1920 турецко-армянской войне, приведшей к поражению Армении. Навязанный Армении Александропольский договор 1920 ограничил территорию республики Араратской долиной и бассейном оз. Севан; над значит, частью Восточной Армении был установлен турецкий контроль. С установлением Советской власти на основной территории Восточной Армении этот договор был объявлен аннулированным, однако по заключенному 16 марта 1921 Московскому договору между Советской Россией и Турцией к последней отошли Карс, Ардаган, никогда не принадлежавший туркам Сурмалинский уезд, а провозглашенный автономной республикой Нахичеван был передан под покровительство Азербайджана. Решением Кавказского бюро ЦК РКП (б) от 5 июля 1921, вновь вопреки воле армянского народа, в пользу Азербайджана была решена судьба важнейшей части Восточной Армении Арцаха. Ныне на основной части территории Восточной Армении расположены Армянская ССР. Нагорно-Карабахская Автономная Область, а также Шаумянский район, Геташенский подрайон (в составе Азербайджанской ССР), которые, руководствуясь принципом самоопределения наций, стремятся к объединению.

Джавид Ага: У нашей истории одна цель — «доказать», что армян не существовало, и найти себе «албанские» корни

На сайте «Kultura.az» опубликован материал Джавида Ага «Фальшивая историография Азербайджана», в котором автор анализирует истоки фальсификаций и мифологизации азербайджанской истории.

«Есть такой известный девиз – «Мы должны сами писать свою историю» – именно этот девиз ведет нашу молодежь к великой пропасти»,- пишет автор и отмечает, что некоторые страны просто придумали свои исторические тезисы. Как, например, Турция или СССР.

На основании наших исторических тезисов, мы, «азербайджанцы» внуки Атропата, Джаваншира, Бабека, и в то же время внуки Огуз хагана, Шаха Исмаила и Махмуда Гезневи»,- отмечает автор и добавляет, что по базовому тезису Советского Азербайджана уже сформировалось мнение, что это было инструментом в руках Сталина против Ирана.

Однако, оказывается, что это вовсе не советская традиция. «У нашей истории есть одна исключительная, категорическая цель – «доказать» что армяне, как нация в истории вообще не существовали»,- пишет Д. Ага и приводит в пример азербайджанского академика Зию Буниятова, увлеченного «албанизацией» всей истории Азербайджана, причем все эти притязания основываются на записях, жившего в 1860-1903 гг. одиозного странника под именем Василий Величко.

«Что, в сущности, представляли собой эти записи? В 1850-х годах, начавшийся рост национального самосознания армян вошел в противоречие с ассимиляционной политикой России. Причем настолько, что военный губернатор, князь Григорий Голицын даже заявил: «Последний армянин в Тифлисе будет выставлен в качестве чучела в Тифлисском музее!». Во время, когда антиармянская волна в России перешла в фазу широкомасштабной пропаганды, В.Величко становится редактором издающейся в Тифлисе русской газеты «Кавказ». Он начал утверждать, что армяне – чуждый элемент, опасный для интересов России, в то время как грузины и азербайджанцы – основные союзники России»,- пишет автор.

Как отмечает Джавид Ага, о попытках Зии Буниятова, взявшего за основу эти совершенно субъективные мысли, представить их как научный факт писал русский ученый Виктор Шнирельман в работе «Албанский Миф».

«Таким вот образом фальсификация истории, начиная с этого русского армянофоба и Зии Буниятова, дошла до наших дней. Ситуация усугубилась когда, продолжая эту прискорбную традицию, Фарида Мамедова в свою очередь «албанизировала» все армянские церкви, и к моменту развала СССР подоспели новые «тюркистские историки», отмечает автор и подчеркивает, что у тюркистских историков была и остается одна главная проблема – посадить «албанский тезис» на какой-нибудь корень.

Согласно автору, так выглядит сфальсифицированная история Азербайджана: «Албаны и Атропатенцы были тюрками, до них были тюркские племена лулубеев, турукков, кутиев, а еще ранее были шумеры, которые тоже тюрки. Потом они, сорвавшись, ушли в Среднюю Азию, там они стали огузскими тюрками и снова вернулись сюда».

«Разумеется, вышеуказанные притязания азербайджанских историков за пределами Азербайджана ни один академический ученый всерьез не воспринимает. А утверждения профессора Гейбуллаева: «носители этнического имени «албан» имеют тюркское происхождение и тому есть подтверждающие факты. У казахов, киргизов, туркменов до конца прошлого столетия были племена под названием албаны» … ничего кроме иронической улыбки не вызывает. По этой логике, с таким же успехом, можно утверждать, что шотландцы имеют тюркское происхождение (ибо на кельтском языке, шотландец звучит как «албан»). Таким вот образом «формируя» азербайджанскую историю, с детства вдалбливают нам в голову»,- пишет автор.

Как отмечается в статье, немаловажно и влияние, идущее от Турции. Феодальные распри среди гуннов успешно были представлены как тюркское национальное движение, а ревность императора «Кюршада» (имя, присвоенное ему турецким историком Х.Н. Атсызом, на самом деле настоящее имя правителя Ашина Джиешешуай) к усиливающемуся влиянию брата преподносится как восстание патриотических тюрков против китайского ига, также выдумана ложь про якобы добровольное принятие тюрками ислама, а Джаваншир, Бабек, Ширваншахи оптом «тюркизированы».

«И движение в этом направлении продолжается, паранойя не знает конца. Теперь уже пророк Адам объявлен тюрком. А последнюю бомбу, наверное, все знаете, «взорвал» Рамиз Мехтиев: «Личность и деяния Шаха Исмаила, ставшего у руля государства во времена политического хаоса и разобщенности, так же как и личность Гейдара Алиева, призванного народом на пост главы государства в эпоху коллапса мировых устоев, во многом созвучны. Именно благодаря уму и таланту таких государственных деятелей нация обретает свою независимость и суверенное мировоззрение. Это ли не проявление качеств политического гения и триумф истинных патриотов?»,- говорится в статье.

Попытки Рамиза Мехтиева провести успешную аналогию между Гейдаром Алиевым и шахом Исмаилом I провалились. В 1500 годах не было сформированной азербайджанской нации и не могло быть и речи о национальном суверенном мировоззрении. Как и в Европе, в государстве Сефевидов в то время строили примитивные феодальные отношения и никакой речи о понятиях нация-государство (англ. nation state) и быть не могло, отмечает Джавид Ага.

«Обратите внимание, в европейских странах, в Англии, Франции, Испании, в Священной Римской империи, в России, сколько бы не сменялись правители, династии, название стран оставалось неизменным. А теперь посмотрите на мусульманский восток: Гезневиды, Сефевиды, Каджары, Османы, Салариды, Саманиды… словом, кто приходил к власти, превращал государство в «отцовскую вотчину». При таком положении дел, о какой нации, каком патриотизме, любви к родине может идти речь?»,- задается вопросом автор.

«Министерство образования должно вырастить граждан нашей страны не врожденными фашистами, а людьми со здравым умом, способных воспринимать исторические реалии. Фашисты же обречены в современном мире на вечное поражение»,- пишет автор и отмечает, что нельзя фальсифицировать историю в угоду обоснования примитивного принципа «Кто раньше пришел», учитывая, что армяне в Карабахе проживали задолго до азербайджанцев.

Бакинские идеологи спекулируют на происхождении топонима «Карабах»

В медиа-пространстве продолжают циркулировать фальсификации пропагандистской машины Азербайджана вокруг истории Нагорного Карабаха (Арцаха), и, в частности, происхождения и значения некоторых топонимов. Налицо явная и грубая попытка присвоить историю и культурное наследие края.
Одним из клише антиармянской пропаганды Баку является утверждение о том, что топоним «Карабах», якобы, имеет «азербайджанское происхождение». «Карабах», согласно одной из версий, является составным от тюркского «кара» (чёрный) и «бах» (сад), что вносит в умы некоторую неопределённость по данному вопросу. Спекулируя на этом, бакинские идеологи говорят об азербайджанском происхождении топонима «Карабах», однако это абсурдно уже потому, что указанный топоним известен задолго до возникновения в 20-ом веке самих понятий «Азербайджан», «азербайджанец» и «азербайджанский язык».

Карабахский независимый аналитик Вардан Асцатрян на страницах Регнум разоблачает не только фальшивость азербайджанизации данной гипотезы, но и саму изначальную гипотезу о тюркском «чёрном саде».
«Этимология слова «Карабах» преподносится нашими соседями как «чёрный сад». Между тем во всех русских дореволюционных источниках данный топоним звучит как «Карабаг». У тюрков слово «чёрный» пишется как «гара». Если «чёрный сад», то почему русские писали «кара», при том, что данная территория с начала 19-го века находилась в составе Российской Империи. Попробуем проанализировать тему.
По преданию, в основание центральных церквей Карабаха вложены мощи Иоанна Крестителя. Согласно легенде, голова Иоанна Предтечи была вывезена в Карабах основателем рода Гасан-Джалалянцев и захоронена в основании церкви Гандзасар. Под церковью в Шуши, называемой в народе Зелёной или Русской церковью, также захоронены мощи Иоанна Крестителя. Если сравним имя Иоанна Крестителя на русском и армянском языках, то получим интересные результаты. По-русски — Иоанн Креститель и Иоанн Предтеча, а по-армянски — Ованнес Мкртич и Ованнес Карапет. То есть Иоанн Пред-теча или Ованнес Кар-а-пет, был предвестником Иисуса Христа. «Кар-а-пет» переводится как «кар», что на армянском означает «был» и синонимично словам «пред», «перед». Буква «а» в армянском языке является соединительной буквой, слово «пет» означает «главный», «высший». То есть «Карапет» переводится как «предшествующий высшему» или «был до высшего». Итак, топоним «Карабах» можно перевести следующим образом: «Кар» — «был», «пред», «перед», «Баг» или «Бага» — древнее название Бога, от которого и пошло слово «Бог», «а» — соединительная буква. В древних языках было много гортанных звуков, поэтому «Баг» и «Бог» писались и читались в дальнейшем как «Бах» и «Бох» (кстати, русские до сих пор произносят «Бох»). И того получается «Предшествующий Богу» или «Был до Бога».

Во всех древних языках, в том числе армянском, и во всех славянских кириллических алфавитах, присутствуют буквы, звучание которых имеет гортанную природу. Многие слова трансформировались и утеряли своё первоначальное звучание. Один из таких примеров — трансформация буквы «г» (армянская «ղ») в букву «л». Рассмотрим это на примере топонима «Агванк», который с начала нашей эры древнеримские источники трансформировали в «Албанию» (Кавказская Албания). Причина также кроется в гортанном произношении слова «Агванк», что не было присуще языкам народов Европы. И топоним «Агванк» стали произносить и писать как «Албания». Объяснение происхождения данного слова кроется в самой территории. «Аг» в древности означал «белый» (соль по-армянски называется «аг», то есть «белая»), «ванк» на армянском — монастырь. Все древние монастыри территории Агванк построены из белого камня. Кстати, этимологию топонима «Албания» историки связывают с латинским «albus», то есть «белый». Карабахский каталикосат назывался «Агванкский». К слову, апостол Лука в армянском произношении — Гукас.
Перейдём к топониму «Шуши» — названию исторической столицы Арцаха-Карабаха. Азербайджанцы объясняют его значение следующим образом. «Шуша» на тюркском — «стекло», и тут логика такая: воздух в Шуши чистый, как стекло, отсюда и данная ассоциация. Такое объяснение, на наш взгляд, примитивно. Шуши — древний столичный город, имеет тысячелетнюю историю и несёт в своём названии геральдическую составляющую. Город с идентичным названием — Шуш — существует в Иране и является одной из древних столиц. Европейские источники трансформировали «Шуши» в «Сузы».Заглянем в энциклопедический словарь Брокгаузена и Ефрона: Сузы (Sousa, Susa) — известная уже в 5-ом веке богатая столица Сузианы, резиденция первоначально эламских, затем персидских царей (Ахеменидов). Древний дворец эламских царей был построен на искусственном холме. Дарий I нашёл его слишком тесным для себя и перестроил по своему вкусу; при Артаксерксе I он сгорел, а лет сто спустя, при Артаксерксе II, отстроен заново. Сузы лежали в долине между притоками Тигра Хоаспом и Эвдеем и получили своё название (Сусан или Шушан) от множества лилий, которыми изобиловала эта местность.
В городе Шуш расположен мавзолей библейского пророка Даниила, почитаемого до сих пор всеми религиозными конфессиями. Геральдика данного топонима заключается в цветке лилии (по-армянски «шушан»), который всегда имел геральдическое значение. Армянские имена Шушан, Шушик, а также имена Сусанна, Сюзанна — тождественны. Трансформацию буквы «ш» в букву «с» можно также увидеть на примере имени легендарной ассирийской царицы Шамирам — Семирамида.
Напоследок хотел бы коснуться темы мест древнего паломничества армян — Тух Манук (переводится как «тёмный ребёнок»). Академическая наука доказала, что территории, на которых есть данные святилища, относятся к армянским. Особенность святилищ Тух Манук заключается в обязательном наличии необработанной каменной глыбы и, как правило, наличии поблизости родника. В советское время бытовало и до сих пор в определённых кругах учёных Армении существует мнение о том, что на территории Карабаха отсутствуют святилища подобного типа. Не совсем ясно, как и по каким причинам появилось данное рассуждение, но оно является крайне ошибочным. Почти во всех сёлах Карабаха имеются такие святилища, и все они известны и пользуются по сей день достаточной популярностью у жителей Карабаха, в частности, в плане жертвоприношения, которое было благословлено во времена Ветхого завета. Кстати замечу, что на территории Карягино (Физули) есть большой холм, который азербайджанцы презрительно называли «гара кепак» («тёмный щенок»), и это место было табуировано со стороны мусульманского духовенства.
Указание факта огромного количества святилищ Тух Манук на территории Нагорно-Карабахской Республики станет ещё одним свидетельством того, что Карабах-Арцах — это исконно армянская земля.
В целом же академической науке следовало бы пересмотреть множество ошибочных, а зачастую — ангажированных суждений, провести объёмные и тщательные исследования и представить миру реальную картину».