Азербайджанский историк: Без армянских источников невозможно представить мировую историографию, которая в тюркском языке и вовсе не нуждается

Азербайджанский историк, выходец из Южного Азербайджана, Гюнтай Гянджалп вместе с коллегами делает на азербайджанском сайте «Культура.аз» попытку «удревнить» историю азербайджанского народа, представив соотечественников в качестве автохтонов региона, однако, противореча самому себе, не скрывает, что тюркский этнос, к которому он, несомненно, причисляет и азербайджанцев, произошел от монгольских племен и является пришлым в регионе, пишет Panorama.am.

Однако, в отличие от «академиков» НАНА, он делает ряд признаний относительно истории азербайджанского государства, которое берет начало после заключения Туркменчайского договора. В частности, Гянджалп отмечает, что для народа, не имеющего личностей наподобие Руссо, Вольтера, Канта, возникновение Азербайджанской государственности это – «чудо, сотворенное Расулзаде и его товарищами».

«Реализация подобного политического, научного, интеллектуального, культурного проекта для массы с темным прошлым, без единого светлого периода, потребовала от них очень больших знаний, гибкости и исторической ответственности», – пишет Гянджалп.

Согласно автору, идею создания Азербайджанской республики Мамед Эмин Расулзаде взял не из турецкой исторической традиции, а, наоборот, на базе ее отрицания. «Поскольку на пути создания республики в противоположность идеологии обожествляющих историю националистов с узким мировоззрением, из истории нам не досталось в наследство ни одной ценности или традиции», – отмечает он.

По мнению автора, новые горизонты в вопросе создания республики в мировоззрении кавказских тюрок открылись лишь после заключения Туркменчайского договора, благодаря чему, смогли появиться Мирза Фатали Ахундов и писавшая в журнале «Молла Наседдин» интеллигенция, обеспечившие переход из порочного круга «Сефеви-Иран», «Шахсей-вахсея» в сторону российского прогресса.

Также он делает примечательно наблюдение: эти личности сформировались «не в каком-то мусульманском городе, а в христианском Тбилиси, где была заложена основа современной азербайджанской культуры, которая постепенно была перенесена в Баку». По той причине, что ни в Иране, ни в Турции, ни даже на Кавказе «голова мусульманина не была открыта для нововведений» – отсталый народ Азербайджана не был осведомлен ни о чем, он был занят «шахсей-вахсеем».

«Идея «Азербайджанской республики» – результат знакомства части интеллигенции с современной западной культурой, в условиях колониальной политики России занимал определенное место.  Однозначно верно утверждение, что созданная в 1918 году Азербайджанская республика в отличие от созданных демократических республик армянами и грузинами, родилась не из национальной воли, поскольку большинство об этом не было даже осведомлено», – пишет он, отмечая, что сложившаяся ситуация имеет свои исторические корни.

В частности, мечети, в отличие от армянской и грузинской церквей, не занимались просвещением нации – суннитские мечети занимались сохранением арабского языка, а шиитские – фарси. Причем ситуация продолжает оставаться таковой и поныне.

«Тюркский язык не имел религиозной опоры. А идея обретения независимости Азербайджаном была лишена даже достаточной национальной основы. Религиозная часть азербайджанцев ратовала за присоединение к Ирану. Если бы в те времена провели бы референдум о независимости, азербайджанцы вновь приняли бы решение присоединиться к Ирану», – пишет Гянджалп.

Азербайджан в качестве геополитической единицы возник с распадом Сейма Закавказской Федерации и объявлением Арменией и Грузией о своей независимости, и сразу же привлек к себе внимание самой могущественной в те времена силы, коей являлась Османская Империя. «Турецкая армия встала на защиту составлявших меньшинство мусаватистов. Процессы в новом мире и регионе раскрыли поле для вхождения на историческую арену политической территории под названием “Азербайджан”», – пишет он, отмечая, что виновником сохранения самой же Турции в истории региона является Ленин, который в годы Первой Мировой войны отправил воспользовавшемуся его помощью Ататюрку тонны золота. В противном случае, Турция вообще исчезла бы.
Благодаря революционному кризису в России, был также открыт путь для возникновения страны под названием Азербайджан, которая родилась на возникшей вследствие распада Царской России пустоте.

«Это в том случае, когда в стране с населением в 1-2 млн. человек только 2% умело писать и читать. Вернее, тогда не существовало даже понятия «азербайджанский народ».  Это большая ложь, когда говорят, что в этом движении принимала участие нация, поскольку это была не нация, а просто масса», – пишет он, подчеркивая, что процесс отуречивания Баку начался с развитием нефтепромыслов и иммиграции около 400 тыс. рабочих турок и иранцев.

Далее, Гянджалп пишет, что существование нации в истории обуславливается письменным языком. По его словам, без написанных на армянском и грузинском языках исторических книг невозможно представить историю Ближнего Востока и мира. «Армяне на своем родном языке писали письмена, книги по литературе и истории, начиная с 5 века. А на нашем языке не было ничего. Мировая историография вовсе не нуждается в тюркском языке», – отмечает он.

Касаясь истории «азербайджанской» литературы, Гянджалп пишет, что она «начинается в конце 13 века с двух никому не нужных стихотворений Гасаноглу». Азербайджанская историография не имеет ни одной книги по истории, наследия в виде оригинала или первоисточника с социальным содержанием. «Потому что у нас не было источников. В конце 19 века Ахундов понял эту истину, но не нашлось ни одной госструктуры, даже беев, способных понять его», – пишет он.

Относительно времени появления тюрок на Кавказе, к коим причисляются и азербайджанцы, историк пишет, что об этом четко свидетельствует тот факт, что Сасаниды построили крепости в Дербенте и Баку с целью предотвращения притока тюрок. Тюркам удалось обосноваться на Севере Ирана и на Кавказе  лишь после понесенного от тюркских полчищ поражения Бабека, после низвержения которого, большая часть тюрок осталась в Азербайджане.

Тюрки же начали угонять местных мужчин в рабство и продавать на невольничьем рынке в Багдаде, а женщин брать в жены. У каждого из них было по 20-30 жен, от которых рождалось по 50-60 детей. Первое тюркское правление, называемое Саджами, возникло после поражения Бабека, который ничего общего с тюрками не имеет.
«Тюрки никогда не были оседлыми, чтобы строить крепости. Самый большой приток тюрок после Бабека имел место при сельджуках, после чего начался процесс тюркизации региона. Третья волна случилась при Чингизхане. По причине малочисленности монголов, они вовлекали в свою армию в том числе «местных» тюрок. Хулагу хан на территории Мараги  и ее окрестностей разбил 200 тысяч юрт. Если в каждой из них находилось по 10 человек, то это означает, что в регион вторглось от одного до двух миллионов тюрок-монголов, что по тем временами составляло огромную цифру. Наша история началась здесь и таким образом», – пишет Гянджалп.

Далее он указывает на важность Гюлистанского и Туркменчайского договоров, без которых было бы невозможным возникновение в истории геополитической единицы под названием «Азербайджан», и отмечает, что случилось это благодаря России.

«Благодаря русским азербайджанские тюрки получили письмо, грамоту и освободились от ига сефевидской идеологии», – пишет он, отмечая, что история современного Азербайджана начинается после Туркменчая.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *