JAMnews: Где искажение фактов, там и некритический подход, там и ненависть к соседним государствам.

Азербайджанские учебники — давно всем известное «слабое звено» в системе образования. А учебники истории — особый случай.

В девяностые и даже начале двухтысячных в школах составляли учебный план на базе старых советских учебников, затем, когда министерство образования издало учебники своими силами, ситуация стала меняться. Причем, не к лучшему.

Проблемы учебников можно разделить на 4 вида:

1. Фактология — помимо искажения прошлого, замалчивание одних фактов и раздувание других.
2. Собственный некритический подход к истории, и воспитание некритического подхода у молодежи.
3. «Датово-царское» описание событий. Такой-то царь (шах) напал на такого-то в таком-то году. Культура, обычаи, образ жизни остаются за кадром.
4. Язык ненависти. Что самое печальное, он есть и его много.

Но обо всем по по порядку.

На самом деле, трудно разделить исторические ляпы в учебниках на фактологические, язык ненависти и так далее — потому что одно цепляется за другое. Где искажение фактов, там и некритический подход, там и ненависть к соседним государствам.

Вечная нация

Первый «стратегический» ляп учебников по истории — навязчивая идея о вечном азербайджанском государстве и вечной азербайджанской нации. То есть, Манна, Мидия, Атропатена, Албания, а также любые феодальные ханства объявляются азербайджанскими. Хотя абсолютно непонятно, зачем в мире, где много раз менялись и перекраивались границы почти всех стран, так настаивать на стаже азербайджанской государственности?

Видимо, это отчаянная попытка противостоять пресловутой «великой Армении» и любыми способами переплюнуть армянскую пропаганду. Заодно предъявляются территориальные претензии к Ирану, потому что Тебриз действительно был столицей государства Сефевидов с тюркскими правителями, которых азербайджанцы на законных основаниях считают своими предками. И, что интересно, к Грузии, часть территории которой в учебниках пятого класса названа «исконно азербайджанской землей».

Что же касается вечной азербайджанской нации, в целом дискурс наличия границ, и единых национальностей относится к современности, но авторы считают что так было всегда. Понятия «нация», «государство», «границы» в нашем понимании тогда просто не существовало.

Большинство европейских государств «начинали» как разрозненные племена, дравшиеся за землю и ресурсы, и никто не видит в этом ничего постыдного. Что касается обычного француза того времени, он не думал о том, что он француз, он не знал, что это такое. Он думал о еде и мечтал дожить до старости, т.е. до сорока.

Среднего класса (основы индустриального общества) не было. А дворянство идентифицировало себя не по этнической группе, а по лояльности тому или иному государю и богу.

Что происходило в центральной Европе, в Азии, на ближнем востоке? Всё то же самое.

Кругом враги

Вот так учебники интерпретируют древний эпос тюркских народов, «Китаби Деде Горгуд»:

«Одна из самых любимых поговорок огузов звучит так: «Никогда старый враг не может стать другом». Огузские храбрецы клялись отомстить за кровь погибшего шехида. Этот обычай огузов со временем распространился среди всего азербайджанского народа. Азербайджанский народ и теперь клянется, что не оставит кровь шехидов без возмездия».

Это учебник истории пятого класса. Тут есть всё — и язык ненависти, и некритичное отношение к тезисам. Откуда взялась поговорка, почему любимая? Кто-то отправился в прошлое и там провел опрос среди огузов?

Всего в нескольких предложениях присутствуют и проблемы с фактологией, и воспитание некритичного мышления, и язык ненависти.

А вот другой учебник за пятый класс. Тут сказано: «Территория, называемая сегодня Арменией — древняя и извечная земля Азербайджана — родная земля азербайджанцев. Это — бесспорный исторический факт».

Тут присутствуют как искажение фактов (не было в древние времена никаких наций и закрепленных за ними конкретных территорий) так и пресечение критического мышления, в виде оборота «бесспорный исторический факт».

Как дети научатся сопоставлять факты и оценивать их на достоверность, если авторы учебника мнят себя истиной в последней инстанции и то и дело подсовывают ученикам готовые «политкорректные» суждения о том или ином правителе?

В тексте о правителе Джаваншире (7 класс) параграф называется «Результаты мудрой политики». Это вместо дискуссии, где ученики могли бы обсудить, правильно ли поступил Джаваншир, например, женившись на дочери хазарского хагана, чтобы прекратить нашествия хазар?

В старших классах ситуация аналогичная. Авторы как сами демонстрируют некритическое мышление, так и навязывают его ученикам.

5 класс. Тут помимо реальных фактов массового убийства азербайджанцев в 1918 году, рассказывается история некой «старухи», пришедшей с внуком к массовому захоронению в Губе. Женщина вспоминает свою душераздирающую историю, рассказывает ее внуку и говорит, что тогда ей было шесть.

История переполнена мелкими ляпами и нелепостями, она даже не претендует на правдоподобие. Но главное, что захоронение в Губе было найдено в 2007 году, а следовательно, женщине этой не меньше 95 лет (то есть, молодым мог бы быть и ее правнук). Удивительна безответственность внука, позволившего ей совершить долгий пеший путь вдоль реки. Не меньше удивляет завидное здоровье пожилой дамы.

«Кругом враги», «мы лучше всех» (это не цитата) — этому учат уже на первых страницах первой книги по истории (5 класс). В учебнике сказано, что «иноверцы» «армянские и грузинские феодалы» и «их покровители» (это уже цитата) боролись против огузского народа, который сам никогда ни на кого не нападал и не нарушал ничьих границ.

Фашисты

«Армянские фашисты расстреливали на месте не способных к работе стариков и детей». Разумеется, зверства армян в ходе карабахского конфликта описаны красочно и подробно. На самом деле, для этого есть специальный учебник — история Карабаха. Но достается еще и нынешней оппозиции, которая тогда была у власти: Народный Фронт Азербайджана (тогда еще не партия) и «Мусават».

К слову, о фашистах: насчет Второй мировой войны авторы учебников никак не могут определиться. С одной стороны, говорится о «неоценимом вкладе» бакинских нефтяников в дело победы над фашизмом, с другой стороны, а как же подпольщики-тюркисты, которые ненавидели Советский Союз и которые никак не могут быть «плохими», потому что мечтали о независимости Азербайджана!

«Многие азербайджанцы, эмигрировавшие из Северного Азербайджана, после установления здесь советского режима, рассчитывали, что в случае победы Германии над Советским Союзом, Азербайджан получит национальную независимость. Так считали и некоторые из тех, кто жил на родине и был призван на службу в Советскую Армию. Одним из них был майор Абдуррахман Фаталибейли-Дуденгинский. Он попал в плен к немцам в Прибалтике. В 1941 году он обратился к Гитлеру с предложением создать воинскую часть из азербайджанцев. Гитлеровцы приветствовали его обращение».

«Гитлеровцы» по семантике ближе к обращению «стахановцы», «ленинцы», чем «фашисты». Но это не всё.

«В случае овладения Кавказом, немецкой армии было поручено не задевать национальные и религиозные чувства местного населения. Генерал фон Макизен, возглавлявший военные действия на Кавказе, принял ислам, совершал обряд намаза при всем народе».

Кстати, учебник 7-го класса сообщает: «Ислам является самой гуманной и справедливой религией». Невольно вспоминается Конституция с ее утопической статьей про свободу вероисповедания.

По крайней мере, еще один источник сообщает, что генерал действительно принял ислам. Звали его, однако, Макензен.

Дальше в том же духе: «немцы высоко ценили их боевые качества, наградив многих из них медалями». Это про тех самых азербайджанцев, которые воевали на стороне «гитлеровцев».

«После окончания войны части этого легиона были переведены на территории нейтральных стран и распущены. Большая часть их осела в Турции. Те, кто вернулся на родину, длительное время подвергались преследованиям и ссылкам».

Авторы учебника негодуют.
Может, следовало медаль дать?

Заключение

Картина мира с постоянным существованием нации как данности называется примордиализмом и в научном сообществе у нее нет сторонников. Зато их множество в среде ультранационалистов всех стран. В академической же среде бытует иное мнение: нации начали формироваться только в 19 веке под воздействием общности этноса (что необязательно), культуры, и изменения политической экономии индустриальной эпохи (что обязательно).

Эти тенденции хорошо описаны в трудах социологов и антропологов, таких как Э. Геллнер, Дж. Бройи, Б. Андерсон, Э. Ренан. А до того этносы, и даже не сами этносы, а отдельные конкретные люди, жившие в конкретный момент на конкретной территории, самоорганизовывались по принципу подчинения конкретному правителю и конкретной религии.

«Русские» князья вместе с татарскими коллегами воевали против других князей и татарских коллег, а карабахские ханы и мелики вместе сражались против других ханов и меликов. Князья и татары, ханы и мелики охотно скрепляли дружбу межетническим браком, и предавали друг друга и снова воевали.

Даже в начале 20 века в Баку ни один человек на вопрос «кто ты?» не ответил бы «азербайджанец». Любой сказал бы «я мусульманин», либо, в крайнем случае, «тюрок». Хотя азербайджанский этнос, носящий в себе гены турков, персов, древних албан, к тому моменту уже полностью сформировался.

Но единой нации в ее современном понимании тогда не было, и ничего стыдного в этом нет. Фактически, азербайджанское государство ведет отсчет с момента создания Азербайджанской Демократической Республики в 1918 году Мамедом Эмином Расулзаде и его «командой».

И даже если бы оно было создано год назад, все равно этот факт стоило бы признать и принять.

Вместо того, чтобы сосредоточиться на переосмыслении истории, на более или менее объективных фактах, учебники превратили ее в рупор пропаганды и пищу для бесконечных издевок «противника». Нельзя выиграть информационную войну, если выглядишь смешно и сам себе противоречишь.

Язык ненависти, датово-царский подход, воспитание некритического мышления, примордиализская картина мира — во всем этом нет ничего хорошего. По сути, это не учебники истории, а источник пропаганды, ненависти и глупости.

Кроме того, эти учебники удивительно скучные. В них отсутствует человеческий подход, практически не уделяется внимания жизни простых людей в тот или иной период, кухне, культуре. Они написаны бесконечно пафосным, казенным языком, с использованием сложных слов и терминологии безо всякой на то необходимости.

Таким образом, хороший учебник истории был бы не только правдивее, но и интереснее.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *