Tag: НКР

Мать плененного Эльнура Гусейнзаде опровергла заявление Минобороны Азербайджана

2 февраля азербайджанские пользователи социальных сетей сообщили, что согласно информации односельчан плененного во время неудачной диверсии 1 февраля в направлении Талыша Эльнура Гусейнзаде, он является действующим военнослужащим сверхсрочной службы ВС Азербайджана, пишет Разм.инфо.

Данные, опубликованные в социальных сетях совпадают с личными данными плененного, которую несколькими часами позже опубликовала Госкомиссия Азербайджана по делам военнопленных и без вести пропавших. Исходя из этого отпадает сомнение, в том, что данные ранее распространяли настоящие односельчане и родственники Гусейзаде.

Обновление. Азербайджанские журналисты взяли интервью у родителей плененного, выложена видеозапись и фотография Гусейнзаде. Азербайджанские СМИ также подтверждают, что плененный был действующим военнослужащим.

В данной записи отмечено, что Гусейнзаде является уроженцем села Гуллар Бардинского района (1995 г.р.). Эта информация частично совпадает с данными, опубликованными Армией Обороны Арцаха (вместо одного из сел Бардинского района указан сам город Барда).

Представитель сельской администрации заявил, что Гусейзаде является военнослужащим

Представитель сельской администрации заявил, что Гусейзаде является военнослужащим

«…из сельской администрации Гуллара сообщили, что Эльнур после завершения обязательной военной службы снова отправился служить и является военнослужащим сверхсрочной службы. Кому верить?»

Автор записи сомневается в утверждении МО Азербайджана, согласно которому Гусейнзаде на момент своего пленения уже не являлся военнослужащим.

Еще один азербайджанский пользователь также с сомнением относится к заявлению МО Азербайджана и сообщает новую информацию.

Родственники плененного Эльнура Гусейнзаде сообщают, что он находился на службе

Родственники плененного Эльнура Гусейнзаде сообщают, что он находился на службе

«Брат, армяне говорят, что он был военнослужащий, разведчик и был пленен раненным во время диверсии. Родители солдата и представители сельской администрации также говорят, что он был на службе. Это отрицает только наше бесстыдное МО»

Как сообщает haqqin.az, в интервью Istipress.com его мать Саида Гусейнова заявила, что после завершения военной службы Эльнур четыре месяца назад снова отправился в армию в качестве сверхсрочника. В последний раз он был дома накануне вечером.

На линии соприкосновения ВС НКР и Азербайджана в северном направлении (Талиш) 1 февраля противник, воспользовавшись туманом, предпринял попытку диверсионно-разведывательного проникновения. В результате организованных действий, армянским силам, защищающим передовую линию, удалось взять в плен азербайджанского военнослужащего Эльнура Гусейнзаде 1995 г.р, уроженца города Барда.

 

СКОЛЬКО ЛЕТ АЗЕРБАЙДЖАНСКОМУ НАРОДУ: ЕЩЕ РАЗ ОБ ИДЕНТИЧНОСТИ АПШЕРОНСКИХ МУСУЛЬМАН

Айкарам Нагапетян ,  Noravank
Корреспондент Общественного телевидения Армении в США

Нынешний Азербайджан по аналогии с «икорной дипломатией» развивает и «икорную науку», не только в Азербайджане, но и за рубежом заказывая «исследования», в которых территория современной Азербайджанской Республики, а также Арцах, Зангезур и Ереван представляются как насчитывающая тысячелетия родина азербайджанцев. Баку задним числом объявляет албанскими христианские памятники на отмеченных территориях или в других армянских населенных пунктах. Даже если бы они были албанскими, то и тогда у Азербайджана по сравнению с Арменией нет никаких преимуществ в плане претензии на роль наследника исторически христианских территорий Алуанка. Наоборот, албанская/алуанская цивилизация была очень близка к армянской, не имея ничего общего с тюркско-татарским обликом Азербайджана.

Насколько нынешние египетские арабы могут претендовать на роль исторических хозяев пирамид, настолько и сегодняшние жители Азербайджана могут заявить, что обладают правами в отношении христианских памятников Алуанка. С той только разницей, что в Египте таких нелепых заявлений никто не делает.

Однако есть нечто, чего Баку уже физически не в силах изменить, – уже опубликованные в прошлые столетия или десятилетия исследования о нашем регионе. В те годы Азербайджан либо не был независим, либо его вообще не было, так что тогда не действовали ни «икорная дипломатия», ни Фонд Гейдара Алиева, и иностранные специалисты были свободны в том, чтобы максимально объективно проводить свои исследования.

Изучение именно этих исследований может пролить еще один луч света на армяно-азербайджанские противоречия как в Арцахе, так и в целом на тему истории.

При этом значительная часть указанных исследований в действительности не имела какой-либо антиазербайджанской или проармянской направленности. Они просто констатировали объективную действительность.

Что писали энциклопедии мира?

Первое издание Британской энциклопедии датируется 18 веком (1768-1771гг.). Издаваемая в Российской империи энциклопедия Брокгауза и Ефрона начала публиковаться с 1890г. и была завершена в 1907г. Первая энциклопедия на тему ислама была издана в 1913г., тогда вышел первый том. Над энциклопедиями работали группы, состоящие из десятков специалистов из лучших научных учреждений. Что они говорили об Армении и Азербайджане?

Особенно примечательным кажется Энциклопедия ислама, первое издание которой было осуществлено в нидерландском городе Лейден под заглавием The Encyclopedia of Islam: A dictionary of the Geography, Ethnography and Biography of the Muhammadan peoples в 1913-1930гг. В 1960г. началась публикация дополненного издания The Encyclopedia of Islam: new edition. В двух изданиях раздел Азербайджана представлен по-разному. Их сопоставление позволяет увидеть динамику международного восприятия азербайджанской идентичности.

В первом издании (1913г.) название «Азербайджан» относилось исключительно к Иранской Атропатене. Ни о каком кавказском Азербайджане в энциклопедии нет ни слова. Согласно энциклопедии, «современный Азербайджан (речь о 1913-м годе. – Прим. А.Н.) на севере граничит с Кавказом». То есть, согласно энциклопедии, на Кавказе Азербайджана нет, он есть только к югу от Кавказа [1, р. 134].

В качестве контактирующей с мусульманским миром и географически близкой страны энциклопедия подробно представляет Армению. Причем если раздел Азербайджана занимает в книге полторы страницы, то Армении уделено 14 страниц.

Издание называет Гандзак – Елисаветпольскую губернию и город Ордубад – частью Восточной Армении. О Нахичеване и Арцахе читаем: «Нахичеван, как и Ереван, играл ключевую роль в истории Армении. Шуши, входящий в Карабахскую область, ранее был столицей отдельного ханства» [1, р. 445].

Существование Карабахского ханства в армянской историографии не отрицается. Другое дело, как оно связано с Азербайджаном. Ханство не называлось азербайджанским, не было частью независимого Азербайджана и до заключения Гюлистанского договора находилось под контролем Персии, а не Азербайджана. В противном случае царский генерал Ртищев в октябре 1813г. в Гюлистане подписывал бы договор с Азербайджаном, а не персидскими властями. Современный Иран никогда не предъявлял Кавказу никаких территориальных претензий, ссылаясь на свое давнишнее владычество. Но бакинские писаки, неизвестно почему, «приватизировали» часть персидского владычества, а заодно, как мы увидим, еще и персидского поэта.

В контекст средневековой истории Карабаха входят пять местных меликств, обеспечивающих Арцаху полунезависимое положение.

Во втором издании Энциклопедии ислама (1960г.) картина несколько иная. Здесь Азербайджан вновь представлен как одна из областей Персии. Тем не менее добавлены умещающиеся на полстранице три абзаца, в которых говорится об уже существующем кавказском несуверенном Азербайджане. Примечательно, что написали авторы о новоявленном «Азербайджане-2»: «Турецкие войска во главе с Нури пашой заняли Баку 15 сентября 1918г. и переформировали бывшую область, назвав ее Азербайджаном, объясняя это сходством с тюркоязычным населением области Азербайджан на севере Персии» [2, р. 191].

В этом издании также разделу «Азербайджан» энциклопедия уделяет 4 страницы, а об Армении говорится на 16 страницах. Совершенно очевидно, что об Азербайджане особенно нечего рассказывать, и вообще еще не вполне ясно, как поступать с «Азербайджаном-2». Сталинская диктатура могла выдумать новый этнос, а затем придумать для этого этноса историю и поэтов и навязать это все в рамках тоталитарной системы. Но в зарубежных академических кругах, для которых советские указы не были основанием, на время возникла неразбериха с Азербайджаном.

В разделе об Армении в связи с прискорбным Александропольским договором 1920г. в новом издании энциклопедии читаем: «Турция вновь захватила Карс и Ардаган, аннексировала лежащую к юго-западу от Еревана Игдирскую область, а также потребовала, чтобы Нахичеван был оформлен как автономная татарская республика».

Речь об энциклопедии, изданной в 1960г., то есть всего 54 года назад, в которой авторы определяют нынешних азербайджанцев как татар. А относительно Карабаха отмечается, что ранее он являлся входящей в состав Армении губернией Арцах, «которая в 1918-1920гг. была свободна от иноземного владычества» [2, р. 573]. А вовсе не была частью мусаватистского Азербайджана, как утверждает азерпроп.

В 1940-е гг. первое издание энциклопедии с некоторыми изменениями было напечатано и в Турции. Как заметил историк Рубен Галчян, одно из изменений касалось параграфа об Азербайджане, получив курьезный вид: «Название Азербайджан использовалось применительно к северо-западным областям Ирана, изредка к Арану и Ширвану. После 28 мая 1918г. государство Кавказский Азербайджан официально было названо Азербайджан» [3, р. 24].

Последнее предложение может вызвать смех своей нелепостью. По сути, в этом абзаце официальная Анкара попыталась за счет фальсификации помочь своему младшему брату, искажая изначальный текст лейденской энциклопедии. Но в Азербайджане 21 века этот абзац уже вряд ли будет восприниматься однозначно положительно, исходя из того, что всего 70 лет назад даже для братской Турции области к северу от реки Аракс в лучшем случае «изредка назывались Азербайджаном» (а не постоянно, как того бы хотелось Баку), и нынешнему Азербайджану, согласно турецкому источнику, всего 97 лет назад получил это название, если не сказать прозвище.

В Британской энциклопедии вплоть до 14-го издания Кавказский Азербайджан не упоминается. Во втором томе выпущенного в апреле 1930г. 14-го переиздания читаем, что «северо-западная провинция Персии Азербайджан на севере граничит через реку Аракс с Советским Азербайджаном». 85 лет назад Британская энциклопедия попросту не написала никаких других подробностей об апшеронской стране.

Кстати, среди жителей иранской Атропатены «Британика» отмечает турок, армян, персов и курдов, но не азербайджанцев [4, р. 827]. Согласно тому же источнику, «иранская Атропатена на востоке граничит со страной талышей». Речь о современной Ленкоранской области. Получается, что согласно, пожалуй, самой авторитетной энциклопедии своего времени, Азербайджана и азербайджанцев нет, а талыши и страна талышей есть.

В этой же энциклопедии на 7 страницах говорится об истории, литературе, культуре и языке Армении, приводятся иллюстрации и карты [4, р. 374-384].

Публикация 14-го переиздания Британской энциклопедии завершилась в 1973г., и уже через год началось печататься 15 переиздание под названием New Encyclopedia Britannica. На этот раз об азербайджанцах было написано, что это народ смешанного этнического происхождения [5, р. 756]. В энциклопедии даже намека нет на то, что юго-восточная часть Кавказа исторически принадлежала азербайджанскому народу.

Согласно российской Энциклопедии Брокгауза и Ефрона, Азербейджанъ – северо-западная часть Персии, отделенная от Российской Армении рекой Аракс [6, с. 212]. Из чего следует, что императорская энциклопедия весь Карабах также рассматривала как часть Российской Армении.

В разделе Azeri изданной в 1984г. в США энциклопедии «Мусульмане» читаем: «Турки-азери иногда называют себя азербайджанцами. Они разделены на две группы, находясь под владычеством персов и русских» [7, р. 63-64].

От Александра Дюма до Иосифа Сталина: по следам превращения татар в азербайджанцев

Автор «Трех мушкетеров», «Графа Монте-Кристо» и других бестселлеров своего времени Александр Дюма с июня 1858г. по февраль 1859г. жил в Российской империи, причем последние три месяца – на Кавказе, в частности в Тифлисе, дагестанских поселениях и Баку. Кавказские воспоминания обобщены в книге Дюма «Кавказ», изданной весной 1859г. во Франции, а в 1861г. переизданной в России (с сокращениями).

Русская жандармерия следила за Дюма, и из разных уголков страны телеграфировала в Петербург о передвижениях французского писателя. Ни в воспоминаниях Дюма, ни в докладах бдительных царских жандармов не упоминаются Азербайджан или азербайджанцы. Например, полицейские докладывают, что 14 октября 1858г. Дюма посетил дом астраханского губернатора Струве, где увидел «армян, татар и персов, в их домашнем быту и в национальных костюмах» [8, с. 22].

Кавказские записки Дюма поставили нынешних исследователей Азербайджана в трудное положение. Мировая известность писателя привлекательна, и азерпропу было бы желательно передать нынешнему поколению теплые воспоминания знаменитого романиста об Азербайджане. Непонятно только, как быть с таким маленьким неудобством: всего 170 лет назад Дюма не увидел на Кавказе ни Азербайджана, ни азербайджанцев (в отличие от армян, грузин или, скажем, лезгин). Живущая во Франции доктор исторических наук Айгюн Эюбова в своей статье «Книга Дюма «Кавказ» и его впечатления от Азербайджана» решила проигнорировать это неудобство. Даже более того: Эюбова уже от своего имени пишет, мол Дюма очень полюбил Азербайджан и призвал из всех кавказских народов особенно доверять азербайджанцам1. Задача Эюбовой несколько осложнялась необходимостью напрямую цитировать самого французского писателя. Что делать, если в цитатах Дюма говорит о проживающих на Апшероне татарах и персах или, скажем, характеризует Баку как «город с персидским обликом»? В таких случаях рядом с цитатой оказывается примечание редактора о том, что Дюма, оказывается, говоря о персах или татарах, в действительности не имел в виду то, что писал. А каким чудом азербайджанским исследователям 21 века удалось выяснить эти тонкости, в статье не указывается.

«Напомним читателю, что Дюма под «татарами» подразумевал азербайджанцев, а под прилагательным «татарский» имел в виду «азербайджанский» — ред.», – читаем мы в статье Эюбовой, напечатанной в азербайджанском журнале «Irs-Heritage» 2. В этой же статье приводится следующая цитата из Дюма: «Мы явились к Махмуд-беку. Дом его — одно из самых очаровательных персидских зданий, какие я видал от Дербента до Тифлиса (В романе Дюма азербайджанцы и термин «азербайджанский» местами называются соответственно также персами и «персидским» — ред.)»3.

Учитывая, что указано сокращение «ред.», а не инициалы автора статьи, нужно предполагать, что д-р Эюбова, тем не менее, не рискнула «исправлять ошибки» великого романиста, это было сделано позже – в редакции IRS-Heritage.

Дюма не приезжал в Армению. Однако к нам заезжал немецкий путешественник Август фон Гакстхаузен (1792-1866), побывавший в Ереване и северо-восточных областях Армении.

«Шамшадинская область Елисаветпольской губернии населена армянами и татарами. Армяне живут в горах, татаре, которые многочисленнее, на богатых равнинах. Армяне занимаются земледелием, козоводством и виноградарством. Татаре занимаются животноводством, коневодством… Татаре богаты и ленивы, армяне, наоборот, очень трудолюбивы», – написал немецкий путешественник [9, с. 155].

Ни в одной из представленных в начале статьи энциклопедий конца 19 – начала 20 века вообще нет упоминаний какой-либо версии этнонима азербайджанец (Azeri, Azerbaijani, Azerbaidjani).

В 1913г. в статье «Марксизм и национальный вопрос» Иосиф Джугашвили-Сталин 11 раз упоминает кавказских татар, но нигде не пишет слово «азербайджанец»4. После Октябрьской революции, 20 ноября 1917г., в обращенном к мусульманам Востока призыве Владимир Ленин тоже не упоминает азербайджанцев, а пишет о «турках и татарах Кавказа»5. В американской прессе того же периода мусульман называли «тартарами»: газета «Нью-Йорк Таймс» в статье «Армяне Баку уничтожаются» использует вариант «харар»6. Белогвардейский генерал Антон Деникин в своих мемуарах называет мусаватистский Азербайджан искусственной страной – начиная с ее наименования [10, глава 18, с. 234].

В 1926г. в Советском Союзе была проведена первая перепись населения. Среди учтенных народностей вновь отсутствуют «азербайджанцы». В итогах переписи упоминаются такие народы, как якуты, мордва, буряты, вайнахи, пермяки, но не азербайджанцы. В списке есть этноним «тюрки», под которым были частично засчитано то, что в дальнейшем получило наименование «азербайджанец». В изданном в 1929г. в Тбилиси официальном статистическом справочнике «Закавказье в цифрах» вновь отсутствует этноним «азербайджанец». 21 января 1936г., принимая в Кремле делегацию Советского Азербайджана, Вячеслав Молотов говорит о населяющих Азербайджан народах: «русские, армяне и тюрки»7. Тогдашний премьер-министр Советского Союза (Председатель Совнаркома) не знал слова «азербайджанец».

В этническом отношении сталинский ГУЛАГ был так же разнообразен, как и Советский Союз, и с 1934г. Народный комиссариат внутренних дел (НКВД) СССР готовил для властей ежегодные доклады об этнической принадлежности заключенных. Вплоть до 1940г. (!) в докладах НКВД отсутствуют «азербайджанцы». В списке можно встретить даже японцев или корейцев, но не азербайджанцев [11, №6, с. 17].

В опубликованном в 1991г. цикле статей российского историка Виктора Земскова «ГУЛАГ: исторический и социологический аспект» представляется этнический состав заключенных. Прилагаемая таблица, взятая из статьи исследователя, ясно показывает, что впервые термин «азербайджанец» был использован только в 1940г., а относительно предыдущих лет Земсков отметил: «сведения об азербайджанцах отсутствуют», – добавив, что до 1939г. азербайджанцы регистрировались в графе «другие народы».

В 1939г. этноним «азербайджанец» в списках НКВД отсутствовал, но в переписи населения за тот же год, в отличие от переписи 1926г., азербайджанцы уже упоминались. Такая противоречивая ситуация длится еще примерно десятилетие.

В частности, отмечая переписи 1944г. и 1947г., Земсков пишет, что численность азербайджанцев в ГУЛАГе в разы меньше численности армян и грузин. «На наш взгляд, разгадка кроется в том, что в перечне национальностей упоминаются некие «тюрки», а азербайджанцы и турки являются тюркоязычными народами, и гулаговские статисты, видимо, значительную часть заключенных этих двух национальностей причисляли к ним», – пишет он [11, N 7, с. 4].

Особый импульс формированию новоявленного этноса придал развал Закавказской Социалистической Федеративной Республики в 1937г. Таким образом, Азербайджан стал союзной республикой, которая, в отличие от Грузии и Армении, не имела истории и для которой нужно было срочно придумывать отдельную историю [12, с. 142].

Характерна фраза автора книги «Азербайджан с обретения независимости и далее» Сванте Корнелла, произнесенная им 13 января 2011г. в Вашингтонском университете Джона Хопкинга. Обращаясь к тогдашнему послу Азербайджана Яшару Алиеву, он воскликнул: «Кто вы? Азербайджанцы, азеры, турки?..» После некоторого замешательства посол ответил: азербайджанцы.

Сам факт, что автор книги об Азербайджане так и не понял, с каким народом он имеет дело, очень красноречив.

Кто является первым знаменитым азербайджанцем?

Азербайджанская сторона часто обвиняет армян в приписывании армянского происхождения разным знаменитостям с неармянскими фамилиями. Нужно признать, что подобное явление вообще-то имеет место. Мы часто ищем что-то армянское вне Армении. Но разве безосновательно? Веками Армении была присуща массовая эмиграция, и уезжающие на все четыре стороны света армяне постепенно ассимилировались в принявших их обществах, будь то Польша или Сингапур, Венгрия или США. Но если в прошлом от армянских специалистов требовалась кропотливая работа, чтобы обосновать армянское происхождение наших зарубежных соотечественников с неармянскими фамилиями, то современные тесты ДНК(DNA) значительно облегчают дело, позволяя и неармянским специалистам уточнить, насколько существенно присутствие армянских генов в других социумах. Последний пример тому – информация об армянском происхождении английской принцессы Дианы и наследного принца Уильяма8. Можно предположить, что впереди новые громкие открытия, особенно в связи с развитием тестов на ДНК.

Более тщательный анализ показывает, что тенденция присваивать чужое более характерно для нынешнего Азербайджана. Причина очевидна: кроме саморекламы, это также является частью приписывания собственному этносу истории веков и тысячелетий. Как свидетельствует множество приведенных примеров, до новейших времен азербайджанской нации не существовало. Причем попытки обнаружить азербайджанцев в любой исторический период неизбежно носят элементы дезинформации.

Обратимся к некоторым именам, представляемым Баку в качестве выдающихся азербайджанцев, – от Низами до Муслима Магомаева.

Единственным «доводом» для введения некомпетентных лиц в заблуждение относительно азербайджанского происхождения поэта Низами Гянджеви (1141-1209) может послужить то, что он родился в Гяндже-Гандзаке – городе, ныне находящемся на территории Азербайджана. Но по этой же логике в азербайджанцы можно записать и родившегося в том же месте и примерно в то же время армянского историка Киракоса Гандзакеци (1203-1271), даже если его труд называется «История Армении».

Конечно, Низами не был азербайджанцем. Это не помешало послу АР в США Элину Сулейманову в январе 2013г. на международном форуме по культурной дипломатии выступить с эпохальным заявлением, мол, «ученые до сих пор не выяснили: Шекспир ли повлиял на азербайджанского поэта Низами, или Низами на Шекспира?» Это вновь подтверждает, что в ходе собственных фальсификаций наш сосед может оказаться, мягко говоря, в смешном положении. Дело в том, что Шекспир жил почти на четыре века позже Низами, так что последний никак не мог быть знаком с творчеством английского драматурга. Да и знакомство Шекспира с произведениями Низами тоже весьма маловероятно: вряд ли Шекспир мог впечатлиться поэзией Низами, поскольку он не владел восточными языками, чтобы хотя бы прочесть их. При жизни Шекспира Низами на английский еще не переводился, а компьютерных программ вроде Google translator еще не было. Чтобы сделать собственную фальсификацию по присвоению Низами убедительнее, Баку пытается выступать с сенсационными заявлениями, добиваясь обратного результата.

Приблизительно за 120 лет до выступления Сулейманова венгерский ученый еврейского происхождения Вильгельм Бакер (1850-1913) опубликовал обширное исследование о Низами. В 1870г., оканчивая Лейпцигский университет, Бакер защитил по творчеству Низами дипломную работу, которая позже была напечатана отдельной книгой и переведена на английский в 1873г. В этой книге Низами считается персидским поэтом, мать которого была курдиянкой. «У его матери было курдское происхождение, и поэт посвятил ей несколько строк», – пишет Бакер [13, р. 9].

My mother, of distinguished Kurdish lineage,
My mother, in like manner, died before me.
To whom can I make my sorrowing supplication?
To bring her before me to answer my lament?9

Так пишет сам Низами. Строки поэта о его курдском происхождении абсолютно не мешают апшеронцам продолжать утверждать, что он азербайджанец.

В 1876г. в Баку была опубликована новая книга – «Персидская поэзия для английских читателей», в основу которой был заложен более ранний труд. Как следует из заглавия, автор вновь причислял Низами к персидским поэтам.

Присвоение Низами произошло в конце 1930-ых гг. По поручению Сталина за дело взялся иранист Евгений Бартельс. Причем ранее, в царский период, он публиковал труды, в которых Низами еще назывался персом. Этот исторический эпизод подробно рассмотрел исследователь и журналист Арис Казинян [12, сс. 149-163].

Отметим, что Низами считается персом и в Энциклопедии ислама, а в Британской энциклопедии можно прочесть, что перс Низами, по одной из версий, родился не в Гяндже, а в самой Персии – в городе Кум в 125 км на юго-западе от Тегерана, а потом уже переехал в Гянджу.

«Место его рождения или, как минимум, его отчий дом был на высотах Кума, но он почти всю жизнь прожил в Гяндже, что в Аране, вот почему он прославился под именем Низами Гянджеви», – отмечает энциклопедия [14, էջ 719].

Примечательно также, что Гянджа, согласно энциклопедии, находится не в Азербайджане, а в Аране.

На уже упоминавшемся форуме азербайджанский посол Элин Сулейманов представил в качестве азербайджанца еще одного писателя – Курбана Саида. Если в случае с Низами азерпроп единодушен в вопросе его якобы азербайджанского происхождения, то в случае с Курбаном Саидом есть единичные исключения, когда даже в Азербайджане признают, что Курбан Саид, тем не менее, не был азербайджанцем10.

Вокруг имени Курбана Саида какое-то время вообще царила таинственность. В 1935г. рукопись его наиболее известного произведения – повести «Али и Нино» – загадочным образом очутилась в австрийском издательстве E.P. Tal, которое издало повесть в 1937г. Книга стала бестселлером. В следующем году издательство опубликовало второе и последнее произведение Курбана Саида – «Девушка из Золотого Рога».

В работе американского исследователя Тома Рейса «Ориенталист: разгадывая загадку странной и опасной жизни» выявляется, что автор книги – Лев Нусимбаум [15].

Лев Нусимбаум родился в 1905г. в Киеве в еврейской семье, хотя, согласно Рейсу, возможно, он родился во время переезда Нусимбаумов из Цюриха в Тифлис и точное место его рождения неизвестно. Зато известно, что отец Льва Нусимбаума, предприниматель Авраам Нусимбаум, был родом из Тифлиса [15, р. 4], а мать – Берта Слуцкин-Нусимбаум была белорусской еврейкой, революционеркой.

Когда Льву был год, родители переехали в Баку, чтобы заняться нефтяным бизнесом. В 1918г., в период правления 26 бакинских комиссаров, они переехали на другой берег Каспия, затем в Персию и снова вернулись в Азербайджан. В 1920г., после установления большевистского строя, 14-летний Лев Нусимбаум и его отец окончательно уехали из Баку – сначала в меньшевистскую Грузию, затем через Стамбул в Германию, где Лев развернул литературную деятельность [15, р. 47].

Азербайджанская пропагандистская машина утверждает, что под псевдонимом Курбан Саид творил не Нусимбаум, а азербайджанский писатель и дипломат Юсиф Везир Чеменземинли. Последний был послом мусаватистского Азербайджана в Стамбуле, а после советизации перебрался в Париж, затем в 1926г. обратился к тогдашнему главе Советского Азербайджана Сергею Кирову с просьбой о возвращении в Баку. Прошение было удовлетворено и он вернулся в Баку11. В 2011 издающийся в США журнал Azerbaijan International посвятил целый выпуск доказательству авторских прав Чеменземинли на «Али и Нино». В 1994г. Институт литературы Азербайджана (кстати, носящий имя Низами) решил опубликовать повесть «Али и Нино» за авторством не Курбана Саида, а Юсифа Чеменземинли12.

Насколько Низами – азербайджанец, настолько и Чеменземинли – автор этой книги. Приводимые в качестве доказательства его авторства азербайджанские «доводы» представлены ниже, с комментариями в скобках.

А. Юсиф Везир Чеменземинли был писателем, автором ряда художественных и литературоведческих работ (Как и Лев Нусимбаум. По разным подсчетам он за годы жизни в Европе написал около 40 книг под псевдонимом Эсад Бей).

Б. Чеменземинли, как и главный герой книги Али Ширваншир, получил дипломатическое назначение в Париж (неправда, он работал в Стамбуле, а после советизации переехал в Париж на жительство).

В. Дочь Чеменземинли училась в той же реальной гимназии, что и героиня книги Нино (Курбан Саид, живя в Баку, учился в той же гимназии, что и герой книги Али).

Г. Чеменземинли, как и герой книги, смотрел в Баку оперу «Евгений Онегин» (этот «чрезвычайно логичный» довод оставим без комментариев)13.

Представим несколько простых суждений, которые попросту исключают авторство Чеменземинли. Во-первых, рукопись книги была представлена в издательство в 1935г., когда мусаватистский деятель уже десять лет как жил в Азербайджане. Как отмечалось, повесть была написана на немецком. Азербайджанский писатель-дипломат немецким не владел. Правда, азерпроп утверждает, что он проходил немецкий в школе. Но неужели школьных знаний достаточно, чтобы через двадцать лет написать книгу?

В книге есть ряд фактографических неточностей о Баку, которые бакинец Чеменземинли не мог сделать, а для уехавшего из этого города в 14-летнем возрасте Нусимбаума они вполне допустимы.

В повести «Али и Нино» есть формулировки, делающие весьма маловероятными, если не сказать исключают, что их автор мог быть мусульманином. Приведем несколько примеров.

Отец главного героя Али Ширваншира, обращаясь к нему, говорит: «Не дaвaй врaгу пощaды, сынок, мы не христиaне»14.

«Карабахцы называют [свою землю] Сунюк, а еще раньше называли Агвар»15.

«Глупо так ненавидеть армян»16 и т.д.

Трудно представить, чтобы мусаватистский чиновник назвал Карабах Сунюком – вероятно, искаженное от армянского топонима «Сюник», а потом и Агвар – вероятно, восходящее к армянскому Агванку. Том Рейс, ознакомившись с доводами азерпропа, заявил: «Удивительно, что кто-то может серьезно относиться к этой теории. Везир был просто фанатичным националистом» [16, р. 142].

Еврей Лев Нусимбаум жил в Германии и Австрии в период распространения фашизма. Вначале он подписывал свои литературные произведения литературным псевдонимом Эсад Бей, скрывая свое еврейское происхождение. В 1935г., тем не менее, выяснилось, что Эсад Бей – еврей Нусимбаум. Поэтому он выбрал новый литературный псевдоним – Курбан Саид.

Отметим, что Том Рейс в ходе своих разысканий обнаружил написанную рукой Льва Нусимбаума автобиографию, подписанную Курбан Саид. «Почему автором романа, впервые изданного на немецком языке в 1937 года в Австрии <…> объявлен Чеменземинли, остается для меня загадкой и сегодня. <…> при знакомстве с биографией Чеменземинли меня не покидали сомнения в его авторстве (но помнится, мне очень хотелось, чтобы это было именно так, и жила надежда, что рано или поздно отыщется азербайджанский оригинал)»17.

Советскому поколению хорошо известно имя Муслима Магомаева. Он особенно успешно сотрудничал с одним из известных армянских композиторов – Арно Бабаджаняном, а также с Александром Экимяном, Александром Долуханяном. Магомаев родился в Баку в 1942г., посвящал этому городу песни. Но азербайджанец ли он?

«Броская внешность матери <…>, видимо, в большой степени оттого, что в ней намешано много кровей: ее отец был турок, мать – наполовину адыгейка, наполовину русская… Сама она из Майкопа», – пишет Магомаев18.

О бабушке с отцовской стороны, Байдигюль, Магомаев пишет, что она была татаркой. Поскольку певец писал свои мемуары в советский период, когда уже существовало слово «азербайджанец», нужно полагать, что говоря «татарка», он имел в виду именно татар. В Азербайджане до сих пор в статусе национального меньшинства живут татары – примерно 25.000 человек. Они говорят по-татарски, часть из них – выходцы из Крыма. Байдигюль – татарское, а не азербайджанское имя.

Обратимся к деду Магомаева по отцовской линии, то есть к роду Магомаевых. Именно дед по отцовской линии, Абдул-Муслим Магомаев, сыграл решающую роль в том, что Муслим стал певцом. Он был композитором, руководил Бакинской филармонией. Естественно, в Азербайджане утверждают, что он был азербайджанцем по национальности. Однако они не могут обойти тот факт, что считающийся «азербайджанцем» Абдул-Муслим Магомаев родился… в Грозном.

На официальном сайте Министерства культуры Чеченской Республики читаем: «Род Магомаевых берет свое начало из старинного чеченского села Старые Атаги»19. Абдул-Муслим Магомаев родился 6 сентября 1885г. в Грозном в семье кузнеца-оружейника Магомета, от которого, видимо, и пошла фамилия Магомаев. Причем брат Абдул-Муслима – Малик Магомаев – также был музыкантом, продолжил жить в Чечне и никогда не назывался азербайджанцем. Малику Магомаеву принадлежит мелодия известного в Чечне танца «Лезгинка Шамиля».

В 1960-ые годы юный Муслим Магомаев какое-то время даже жил в Грозном. Причем в Баку он вновь переехал случайно: во время отпуска поехал в Азербайджан, а там его вызвали в Центральный комитет комсомола и предложили поехать в Хельсинки на Международный фестиваль молодежи в качестве делегата от Азербайджана. Молодой певец сначала завоевал в Хельсинки главную премию, а затем очень успешно выступил во Дворце съездов московского Кремля. Конечно, после всего этого коммунистические руководители Азербайджана не могли вернуть Магомаева Чечне. За счет материальных поощрений – в частности, решив квартирный вопрос – его перевозят в Баку.

В годы жизни в Чечне Муслим Магомаев был близок с чеченским певцом Магометом Асаевым, которого, по его словам, Магомаев вдохновлял. Асаев также отмечает, что дед Муслима Магомаева родился в Чечне, в свое время изучал музыку в городе Гори, но когда вернулся в Грозный, власти Российской империи не разрешили ему преподавать музыку, так как в то время в Чечне только христиане имели право работать учителями. Так Абдул-Муслим Магомаев решил переехать в Баку, где было сравнительно посвободнее20. Кстати, на азербайджанских сайтах среди работ Абдул-Муслима Магомаева предпочитают упоминать написанные в советские годы произведения «На полях Азербайджана» или «Танец освобожденной азербайджанки», но ни в коем случае не его симфонические произведения на чеченские темы. На апшероских сайтах невозможно узнать о написанном Магомаевым-старшим «Чеченском танце» или «Песнях и танцах Чечни».

Знаменитый чеченский танцор Махмуд Эсамбаев как-то спросил Муслима Магомаева, почему он представляется азербайджанцем (хотя и не всегда. – А.Н.).

— Я родился и прожил всю свою жизнь в Азербайджане, – ответил певец.

— Ну и что? А я родился в гараже, но не стал же из-за этого машиной, – пошутил Эсамбаев21.

Но эти факты не имеют никакого значения для азерпропа, раз и навсегда определившего Магомаева в «азербайджанцы» – некий труднопостижимый этнос, с которым у Магомаева нет какой-либо генетической связи.

Во время Великой Отечественной войны перед каждым боем командир 35-й танковой гвардейской бригады Ази Асланов любил громко повторять «шимон». Многие не понимали, что это значит, в том числе находившийся в его подчинении майор Степан Милютин. Асланов погиб за считанные месяцы до окончания Великой Отечественой – 25 января 1945г., а Милютин выяснил значение этого слова через много лет. От активиста талышской общины Давлата Гахраманова он узнал, что «шимон» в переводе с талышского означает «вперед!»22.

Родившегося в талышско-муганском регионе, в частности в селе Гамятук близ Ленкорани, Ази Асланова (1910-1945) Баку также присвоил себе, превратив его в азербайджанца. Солдат из той же бригады Иван Огульчанский после войны написал книгу о генерал-майоре, Герое Советского Союза Асланова. Совершенно очевидно, что писатель в своей биографической книге избегал подробностей, связанных с национальностью Ази Асланова. После 1937г. идентичность талышей в СССР была под запретом, а писать «азербайджанец» автор, по сути, не захотел. Теоретически не исключается, что Огульчанский написал «талыш», но цензура отредактировала эти отрывки. В книге есть несколько примечательных эпизодов, связанных с национальностью Асланова.

«Широкоплечий пожилой человек громко спросил:

— Кто вы по национальности?

Асланов ответил» [17, с. 262].

Огульчанский не отмечает, что именно ответил Асланов.

А один из украинских героев книги, обращаясь к Асланову, говорит: «Да здравствует дружба между украинцами и Азербайджаном» [17, с. 99]. Факт, что указывается Азербайджан, а не «азербайджанцы», что было бы логичнее, вновь свидетельствует о двойственном положении Огульчанского.

В 1985г. Советский Азербайджан снял об Асланове художественный фильм «Я любил Вас больше жизни». Герой фильма наряду с русским говорит и по-азербайджански, но упоминает и о родной Ленкорани, оставляя неопределенным вопрос о своей национальности. Нужно полагать, что авторы фильма предпочли обойти деликатную тему. Но слово «шимон» в фильме было заменено азербайджанским «гяттик»23.

Сегодня Азербайджан действует решительнее. Еще два года назад в статье об Ази Асланове в Википедии еще можно было увидеть упоминание о том, что Асланов талыш. Но усилиями азерпропа это «добавление» было снято, и теперь Асланов в электронном справочнике представляется исключительно как азербайджанец. Кстати, чтобы обосновать это утверждение для Википедии, азерские писаки ссылаются на книгу Огульчанского, и даже указывают страницу, на которой, однако, подобная формулировка отсутствует24.

Все эти знаменитые люди не были азербайджанцами. Все попытки найти известного азера в древности заведомо обречены на провал. Известный азербайджанский композитор Узеир Хаджибеков – дагестанец, его брат даже творил под псевдонимом Дагестанец.

Апофеозом выкрадывания чужих деятелей искусств и попадания в смешное положение можно, пожалуй, считать сенсационное заявление о том, что Саят-Нова – азербайджанец. Новую национальность средневекового лирика Арутюна Саядяна обнаружил азербайджанский журналист и культуролог Элчин Алибейли25. Правда, он не уточнил, как так вышло, что «азербайджанец» похоронен во дворе армянской церкви Св.Геворга в Тбилиси, где по сей день находится могила Саят-Новы.

Думается, первым более или менее известным в мире азербайджанцем может условно считаться… Гейдар Алиев.

Несмотря на все ухищрения, какого-нибудь другого известного азербайджанца (пусть даже печально знаменитого), жившего ранее, просто не существует.

Резюме

Вернемся к вынесенному в заглавие вопросу: сколько лет азербайджанскому народу? Исходя из года советской переписи – 75, а согласно документации НКВД – 74.

Конечно, одной переписью новый этнос не создать. Но, пожалуй, именно сталинскую и бериевскую документацию 1939-1940гг. можно считать «свидетельством о рождении» азербайджанского народа. Ведь тот же Сталин настоял на том, чтобы подарить Азербайджану Арцах (большинство Кавбюро было против), именно по решению Сталина Низами «стал» азербайджанцем. В 1937-38гг. репрессивный аппарат НКВД подавил этническую идентичность национальных меньшинств, ссылая и расстреливая представителей интеллигенции талышей, лезгин, удов и других малых народов, закрывая их школы и газеты и «оптимизируя» сотни тысяч людей в качестве азербайджанцев. С расформированием Закавказской Федерации в 1936г. и по принятой в том же году сталинской конституции началось искусственное и раздутое формирование азербайджанской нации. И наконец, в системе того же НКВД сделал первые шаги своей стремительной карьеры Гейдар Алиев, которого Зардушт Ализаде считает «последним представителем сталинского политического наследия».

А значит, почему бы именно этот период не зафиксировать как год рождения азербайджанцев?

Иосифа Сталина при жизни называли «отцом народов». Как минимум один народ может считать таковым и в наши дни.

P.S. В 1764г. немецкий исследователь Карстен Нибур переписал и отвез в Германию клинопись с персидской горы Бехистуни. Когда ее расшифровали, то в 26 параграфе прочли: «Армянина по имени Дадаршиш, моего раба, я отправил в Армению».

Бехистунская клинопись была выбита более чем за 2500 лет до н.э.

На сегодня это древнейшее из известных упоминаний об армянах…

1 См.: Книга «Кавказ» Александра Дюма и его впечатление об Азербайджане, irs Heritage, N 2, 2007, http://irs-az.com/pdf/090621161211.pdf.

2 Там же, с. 22.

3 Там же, с. 23.

4 Сталин И.В., Mарксизм и национальный вопрос, Просвещение, 1913, №№3, 4, 5, http://www.marxists.org/russkij/stalin/t2/marxism_nationalism.htm.

5 Ленин и Татарский вопрос, http://www.islamrf.ru/news/culture/legacy/12382/.

6 “Says Baku Armenians face extermination”, The New York Times, 03.05.1920.

7 Molotov joldasьn nitqi, Эдэбиjjaт гэзэтти, 08.02.1936, №2, (52).

8 Princess Diana’s Hidden Ancestral Secret Revealed, http://www.abcnews.go.com, June, 14, 2013.

9 S. Robinson, Persian poetry for English readers: being specimens of six of the greatest classical poets of Persia: Ferdusī, Nizāmī, Sādī, Jelāl-ad-Dīn Rūmī, Hāfiz, and Jāmī, with biographical notices and notes, McLaren & Son, Printers, Glasgow, 1883.

10 См. Nikki Kazimova, Fingerprints of a legend, http://www.tol.org/client/article/22142-fingerprints-of-a-legend.html, азербайджанский переводчик Чарказ Курбанов также заявил, что автор книги – Лев Нусимбаум.

11 Суад Рафиев, «Роман Али и Нино сокровище азербайджанской литературы», http://yusif-vezir.narod.ru/meqale/jurnalistskoye_rassledovaniye_ru.html

12 Azerbaijan International, Chamanzaminli’s son Orkhan Vezirov counters Reiss’s tale, p. 140, 2011.

13 Суад Рафиев, «Роман Али и Нино сокровище азербайджанской литературы», http://yusif-vezir.narod.ru/meqale/jurnalistskoye_rassledovaniye_ru.html.

14 Курбан Саид, Али и Нино, http://www.rulit.net/books/ali-i-nino-read-33984-5.html.

15 Там же.

16 Там же.

17 Чингиз Гусейнов, «Кто же автор Али и Нино?», Эхо, 9 октября, 2004.

18 Любовь моя мелодия, Муслим Магомаев, http://www.magomaev.info/book/files/biography.pdf էջ 17,

19 И все-таки Муслим Магомаев чеченец, 19.01.2012, http://mkchr.com/main.mhtml?Part=29&PubID=1820.

20 ЖЗЛ: М.Магомаев, https://www.youtube.com/watch?v=nGDu070y5NU

Чеченские мотивы Муслима Магомаева, 12.10.2011, http://www.100lichnost.ru/rubrica/31/16706.

22 «Ази Асланов – генерал Шимон», «Tolışi Sədo» № 3 (111), см. также http://www.talish.info.

23 http://www.youtube.com/watch?v=_auSVa0Mx6c

24 https://ru.wikipedia.org/wiki/Асланов,_Ази_Агадович

25 http://www.youtube.com/watch?v=Ey3myIafxV0#t=652

Источники и литература

1. E. J. Brill’s First Encyclopedia of Islam, том 1. – Лейден, 1987.

2. The Encyclopedia of Islam: New edition, т. 4. – Leiden-London, 1960.

3. Islam Ansiklopedisi – Стамбул, 1942, цитируется по: Rouben Galichian, Clash of histories in the South Caucasus.

4. Encyclopedia Britanica, Volume 2. – London-New York.

5. The New Encyclopedia Britannica, Volume 1, 2010.

6. Энциклопедический словарь, томъ 1. – С-Петербургъ, 1890.

7. Muslim People, Greenword Press, Westport, CT, 1984.

8. Александр Дюма, «Кавказ», предисловие Михаила Буянова «O Кавказе Дюма».

9. Гакстгаузен Барон Август фонь, Закавказскiй край, Земътки, Санкть-Петербургъ, 1857.

10. Антон Деникин, Очерки русской смуты.

11. В.Н. Земсков, «ГУЛаг: Историко-Социологической аспект», 1991.

12. Арис Казинян, «Полигон Азербайджан». – Ер., 2011.

13. William Bacher, Nizâmî’s Leben und Werke, und der Zweite Theil des Nizâmî’schen Alexanderbuches, 1871.

14. The Encyclopedia Britannica, 11th edition. – Нью-Йорк, 1911.

15. Tom Reiss, “The Orientalist: solving the mystery of a strange and dangerous life”, 2006.

16. Azerbaijan International, Chamanzaminli’s son Orkhan Vezirov counters Reiss’s tale, p. 140, 2011.

17. Иван Огульчанский, «Ази Асланов». – М.: Военное Издательство МО, 1960.

Красный Крест опроверг заявления омбудсмена Азербайджана по диверсантам

Международный комитет Красного Креста (МККК) опроверг заявления омбудсмена Азербайджана Эльмиры Сулеймановой по поводу осужденных в Нагорно-Карабахской Республике (НКР) азербайджанских диверсантов – Дильгама Аскерова и Шахбаза Гулиева. Об этом азербайджанскому информагентству сообщили в азербайджанском представительстве МККК.

Как передает Panorama.am, данная организация никогда не высказывается о причинах задержания, о правовых аспектах содержания под стражей и о правомочности приговора.

«Также МККК не выступает за освобождение заключенных. Наша основная миссия в том, чтобы мы могли обеспечить гуманное обращение со всеми заключенными, достойные условия их содержания и связь между заключенными и их семьями. Женевские конвенции – наиболее широко признанные международные соглашения, которые определяют обязанности сторон во время вооруженного конфликта. Они также являются правовой основой для работы МККК. Женевские конвенции не освобождают лиц, находящихся под защитой, от судебного процесса. Конвенции требуют, чтобы судебные гарантии соблюдались», – подчеркнуто в обращении к Сулеймановой.

Ранее Сулейманова сообщила СМИ, будто обсуждала с руководством МККК ситуацию в связи с Аскеровым и Гулиевым. В свою очередь, руководство МККК якобы заявило Сулеймановой, что судебный приговор в отношении азербайджанских диверсантов «противоречит нормам международного права».

Между тем, омбудсмен Арцаха Рубен Меликян на своей странице в соцсети Facebook также прокомментировал заявление Сулеймановой.

«Очевидно, что заявление омбудсмена Азербайджана является неудачной попыткой взаимодействия между национальным институтом по защите прав человека и МККК. Более того, подобные заявления являются неподобающими для любого омбудсмена», – в частности написал Меликян.

По его словам, данное заявление должно получить соразмерную реакцию со стороны МККК, поскольку оно, в первую очередь, вредит авторитету этой организации, как уникальной международной структуры, руководствующейся абсолютными принципами лояльности и нейтральности.

Спустя 25 лет в Баку развенчали один из устойчивых мифов азербайджанской пропаганды — на очереди Агдамские события

«ЭТО СДЕЛАЛИ СВОИ!»

«Кто расстрелял команду Муталибова?» — под таким интригующим заголовком азербайджанский сайт хаккин.аз опубликовал расследование, касающееся крушения вертолета Ми-8 внутренних войск МВД СССР 20 ноября 1991 года. Результатом крушения, произошедшего в трех километрах от арцахского села Каракенд, стала гибель 22 человек, в числе которых были высокие правительственные чиновники Азербайджана и члены миротворческой миссии от России и Казахстана. 25 лет эта катастрофа была одной из главных «фишек» азербайджанской пропаганды, утверждавшей, несмотря на наличие множества нестыковок и отсутствие должного расследования, что вертолет подбили армяне. Спустя четверть века один из главных рупоров алиевского режима разоблачает многолетнюю ложь соплеменников. 

 В ПРОСТРАННОМ МАТЕРИАЛЕ, ПЕРЕМЕЖАЮЩЕМСЯ — КУДА Ж БЕЗ ЭТОГО! — гнусными антиармянскими выпадами, автор анализирует возможные версии причин крушения. Отмечая, что «армяне имели все причины их (некоторых из погибших. — М.Г.) ненавидеть», он тем не менее с ходу напрочь отметает причастность армянских сил. Со своей стороны подчеркнем, что у арцахцев действительно имелись более чем веские причины ненавидеть по меньшей мере нескольких из жертв крушения. В первую очередь это, конечно же, министр внутренних дел Магомед Асадов — один из разработчиков антиармянской политики Советского Азербайджана, который еще в декабре 1987 года инициировал насильственную депортацию знаменитого армянского села Чардахлу. Именно Асадов 14 февраля 1988г. — за две недели до «сумгаита» — произнес зловещую фразу: «Сто тысяч азербайджанцев готовы ворваться в Нагорный Карабах и устроить там бойню». И именно он за полгода до своей гибели стал одним из вдохновителей и исполнителей акта государственного терроризма против мирных жителей Арцаха — операции «Кольцо». У армян были все основания ненавидеть и генпрокурора Азербайджана Исмета Гаибова — автора изданного в Баку в 1992 году омерзительного пасквиля «Армянский терроризм», который ровно 3 года назад был признан российским судом экстремистской литературой.

Мы не станем приводить подробности версий, аргументы и доводы автора статьи: они представляют интерес в первую очередь для экспертов, а главное — для азербайджанской публики. Потому что все эти версии сводятся к одному убийственному для азерпропа выводу: крушение вертолета стало результатом внутривластных разборок в самом Азербайджане. Автор цитирует отпрысков погибших чиновников, которые единодушно заявляют: «Это сделали свои!». И утверждает, что их смерть нанесла сокрушительный удар по тогдашнему президенту Аязу Муталибову, предопределив неизбежность его ухода, окончательно ставшего реальностью после сдачи Ходжалу. На наш взгляд, прозрачный намек на очевидную связь между крушением вертолета и Агдамскими событиями — наиболее ценное из признаний, содержащихся в материале хаккин.аз. Владелец которого — Эйнулла Фатуллаев, напомним, был упечен за решетку на несколько лет сразу после того, как побывал в Арцахе и пришел к выводу, что армянская сторона непричастна к гибели мирных жителей Ходжалу в окрестностях Агдама.

«УДАР, НАНЕСЕННЫЙ МУТАЛИБОВУ С ГИБЕЛЬЮ «72»-го УЖЕ В НОЯБРЕ 91-го предопределил неизбежность его падения, воспоследовавшее тремя месяцами позднее Ходжалы лишь логически это падение довершило. «Погублением вертолета мне обломили крылья», – собственное, как надсадный вздох-вскрик, признание экс-президента, чья искренность в этом конкретно случае едва ли подлежит сомнению», говорится в материале (орфография и стиль оригинала во всех цитатах сохранены. — М.Г.). Возникает вопрос: если в данном конкретном случае искренность Муталибова «едва ли подлежит сомнению», то почему в Баку с ослиным упрямством продолжают подвергать сомнению его же слова, сказанные в интервью «Независимой газете» от 2 апреля 1992 года и практически открытым текстом отметающие вину армянской стороны в расстреле мирных жителей Ходжалу? Не станем судить, насколько второе признание напоминало «надсадный вздох-вскрик», но в любом случае вывод, косвенно следующий из статьи хаккин.аз, очевиден: крушение вертолета и Агдамские события следует рассматривать как звенья одной цепи, а именно: как  проявления внутривластной борьбы, направленные на отставку Муталибова и приход к власти иных сил. Последовавшие после его отставки события доказывают, что это было националистическое крыло Народного фронта Азербайджана, за которым явственно проглядывалась руководящая рука Анкары.

«Уже свыше двух десятков лет брюзгливо твердим мы о ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ. Предали, дескать, Баку в Черный январь. Предали – или продали – Ходжалы, Шушу, потом Кельбаджар и Агдам, словом – весь Карабах, или того больше – весь Азербайджан. Я не спорю, я не знаю. Похоже – пожалуй. Но утверждать – боже упаси! Знаю я лишь одно: если «20 января», «Ходжалы», «Шушу», «Кяльбеджар» и «Агдам» почитать как цепь предательств, то в цепи этой недостает по меньшей мере одного звена – «крушения «борта 72», заявляет автор публикации. Допуская наличие второго вертолета, из которого и могли расстрелять борт N72, как и второго черного ящика, указывая на неточность официально названного числа погибших, он призывает вернуться к расследованию причин крушения вертолета. «…Есть у нас сегодня все, что надо для выявления истины в деле о Каракендской трагедии и изобличения ее виновников. Есть документы следствия, в том числе фотодокументы и заключения экспертиз. Из них со всей очевидностью может быть установлено – как стреляли, а значит, и кто стрелял, и каково число реально обнаруженных жертв. Почему из сознания нашего последовательно вытеснялась память о ВТОРОМ ВЕРТОЛЕТЕ, подмененная мифом о «тепловых ракетах» и замороченная постыдной патетической болтовней, и скрывалась правда о ДВУХ «ЧЕРНЫХ ЯЩИКАХ»?», пишет он, патетически взывая: «неужто для сложения и предъявления нехитрого этого пазла нужен срок еще в четверть века?».

 НА НАШ ВЗГЛЯД, НИКАКОГО РАССЛЕДОВАНИЯ, А ТЕМ БОЛЕЕ — «ЧЕТВЕРТИ ВЕКА» НЕ НУЖНО: с этой историей уже окончательно ясно все. В Баку убедительно развенчали собственный миф — один из тех, на которых четверть века строятся циничные пропагандистские клише об «армянском терроризме». На протяжении всех этих 25 лет, из года в год 20 ноября на всех уровнях, в том числе — официальном, в Азербайджане звучали грозные заявления об «армянских террористах, уничтоживших азербайджанский вертолет».  Так, год назад глава пресс-службы МИД Хикмет Гаджиев в очередной раз заявил, что, дескать, «в результате проведенных оперативно-следственных мероприятий было установлено, что вертолет был сбит сотрудниками органов безопасности Армении. «В 1991 году Армения осуществила физическое уничтожение официальных лиц и общественно-политических деятелей трех стран, которые направлялись в регион с мирной инициативой, и не дала возможности с самого начала урегулировать конфликт мирным путем. И в последующие годы Армения  продолжила террористическую деятельность против Азербайджана, организовала более 30 террористических актов, совершенных на воздушном и наземном транспорте, в том числе в метро», — вдохновенно врал Гаджиев.

Посоветуем пресс-секретарю МИД познакомится с откровениями своих сородичей. Авось до Хикмета дойдет, что не подобает официальному лицу столь нагло лгать, спекулируя такими понятиями, как факты, истина и мир. Особенно когда на счету собственной страны — десятки террористических актов, совершенных против гражданского населения Арцаха и Армении, в том числе — совсем недавно. А самое главное — советуем всем в Баку присмотреться к историческим фактам, касающимся других преступлений против своих же граждан, ибо, как показывает крушение вертолета N72,  такого рода преступления — обычная практика в Азербайджане. Глядишь — и о Ходжалу напишут правду. Ту самую, о которой в свое время «надсадным вздохом-вскриком» заявил во всеуслышание все тот же некогда ссыльный, а сегодня милостиво привечаемый Алиевым Аяз Муталибов.

Марина Григорян, «Голос Армении»

МЕЛЬНИЦА МИФОВ

«Начиная с 60-х годов прошлого столетия курс на вранье и фальсификацию истории обрел в Азербайджане широкий размах», — заявил в интервью «ГА» директор Института истории НАН РА Ашот МЕЛКОНЯН.

— Г-н Мелконян, как-то уж слишком часто в последнее время мы сталкиваемся с фактами псевдонаучной агрессии со стороны азербайджанцев, перманентно устраивающих провокации на всевозможных научных площадках. Недавние примеры, освещаемые в «ГА»: явление азербайджанцев на сентябрьской международной  научной конференции  «Армянская диаспора и армяно-российские отношения: история и современность» в Москве с последующей публикацией очередной лживой статьи, опубликованной на сайте вести.аз; скандальная история в Эрмитаже в ходе Международной конференции по восточной нумизматике ЭCON II, когда  в результате протеста азербайджанской стороны из доклада ученых, представляющих Россию, было изъято определение «Восточная Армения»… Как вы все это прокомментируете?

— Понятно, что курс на фальсификацию истории Азербайджан взял не вчера – все это происходит уже давно, хотя должен с вами согласиться, что в последнее время провокаций, касающихся нашей сферы, стало больше. В чем суть? Давайте вспомним историю, точнее, тот ее отрезок, когда в 1921 году, с нелегкой руки большевистской России и кемалистской Турции, Азербайджан по Московскому договору получил Нахиджеван, а затем и Карабах. С этого времени азербайджанская историография пошла по пути фальсификаций, причем на официальном уровне. Начиная с 60-х годов прошлого столетия курс на вранье и фальсификацию истории обрел в Азербайджане широкий размах – напомню, что большую роль в этом сыграл небезызвестный Зия Буниятов.

Дело в том, что азербайджанская историография оказалась в весьма неловком положении. Зангезур остался в составе Советской Армении. И вышла нелепость: западнее от Зангезура Нахиджеван, являющийся частью исторической Армении, вдруг стал частью Советского Азербайджана. И азербайджанцам позарез требовалось фальсифицировать историю – не только Нагорного Карабаха, но и Нахиджевана и Сюник-Зангезура, потому что через Зангезур невозможно представить какую-либо территорию в составе Азербайджана. Для любого человека, даже далекого от истории, это нонсенс.

Словом, в советское время подобный курс на фальсификацию со стороны Азербайджана уже проводился, хотя и не так агрессивно, как в постсоветский период. В постсоветское время азербайджанские горе-историки уже перешли все мыслимые границы и начали врать без каких-либо тормозов – дескать, Нахиджеван, Зангезур, Нагорный Карабах являются частью так называемого Азербайджана. А потом уже заврались окончательно, выставив себя на посмешище всему миру, заявляя, что и Восточной Армении никогда не было и вообще все, включая Ереван, Эчмиадзин и т.д., это часть некоего эфемерного Западного Азербайджана…

— Так это же бред несусветный, на который даже реагировать серьезно невозможно. Разве что посмеяться, или посочувствовать, или, на худой конец, послать на прием к психиатру…

— Это верно. Однако ведь не унимаются азербайджанские фальсификаторы – толкают этот свой бред на разных конференциях, устраивают при каждом удобном случае провокации. Стоит им только услышать про Карабах, Зангезур, Нахиджеван, Восточную Армению и т.д., как в ход тут же идет очередная фальсификация. Что, собственно, и произошло на упомянутой вами конференции «Армянская диаспора и армяно-российские отношения: история и современность» в Москве и на конференции в Эрмитаже. Инцидент с Эрмитажем, конечно, вызывает особое сожаление, учитывая личность Михаила Пиотровского – человека, прекрасно знакомого с армянской историей, являющегося иностранным членом Национальной академии наук Армении. Для меня до сих пор загадка, почему он пошел на поводу у азербайджанцев. Кстати, руководство МГУ им. Ломоносова – организатор московской конференции — на подобные уступки не пошло и, несмотря на вопли азербайджанцев, включило в программу участие нашего историка, представляющего НКР, и так это и было зафиксировано.

— Как же мы должны реагировать на подобные инсинуации азербайджанских фальсификаторов?

— В первую очередь мы должны реагировать своими публикациями, активным участием в научных мероприятиях, где наши ученые могут и должны разоблачать азербайджанскую ложь. Кстати, в плане публикаций хотелось бы отметить прекрасную статью Зория Балаяна «Нахиджеван – жертва геноцида, не территория, а родина!», опубликованную также в «ГА», где он как раз обращается к теме Нахиджевана, говоря о том, что это наша историческая родина, на которой в результате антиармянской политики азербайджанских властей был осуществлен настоящий геноцид армянского народа. В этой статье есть еще один очень важный посыл – речь об осуществлении Азербайджаном не только физического, но и культурного геноцида и патриоцида армянского народа, то есть лишения армян их исторической родины. Такие статьи, особенно опубликованные на разных языках, сегодня очень важны с точки утверждения исторической правды. 

Что же касается реакции на провокации азербайджанцев со стороны научного сообщества, фактов уступок фальсификаторам, то очевидно, что суть не в незнании истины, а в стремлении избежать скандалов. Те же российские ученые отлично осведомлены обо всем, что касается армянской истории. К сожалению, зачастую и в науке действует тот же принцип , что и в политике – принцип уравниловки. Ведь у России есть свои интересы в Азербайджане – это и не скрывается.  

— То есть история все больше становится предметом политической манипуляции?

— Увы, это так. Впрочем, как в российской научной среде, так и на Западе истерические выходки  азербайджанцев далеко не всегда проходят. Например, в августе я принимал участие в международной конференции Всемирной ассоциации историков, проходившей в Китае.  На мой вопрос, адресованный руководству этой ассоциации, почему на конференции нет представителей Азербайджана, последовал ответ: после того как в постсоветский период азербайджанцы пошли по пути фальсификации не только собственной истории, но и истории всего региона, вряд ли их членство в такой организации, как Всемирная ассоциация историков, представляется возможным и уместным. Вот так. Что же касается нас, то, повторюсь, мы должны активно работать — продолжать борьбу с враньем и фальсификациями, давать отпор научной агрессии со стороны Азербайджана.  Мы всегда должны помнить о том, что на нашей стороне историческая правда. А что на стороне противника? Пустышка…